Архитектурные детали

Ценные сведения получены для истории среднеазиатского ордера. В руинах Пянджикента сохранились фрагменты колонн конструктивных и декоративных, из различного материала—камня, дерева и глины. Глиняные колонки из здания III позволяют представить облик такой колонны в ее полном виде: ствол ее, закругленный у основания, суживается кверху и увенчан капитрлью в форме колокола, отделенной валиком. Это — прочно сложившийся коренной местный тип колонны, который был устойчив и унаследован в народной архитектуре северных таджиков, причем некоторой модернизации подверглась лишь капитель.

Характеристика деревянного ордера пополняется находками горелого дерева. Оказывается, что колонна ставилась на четырехугольный, суженный кверху постамент. Найдены восьмигранная абака с прелестными модульонами по углам, подобная тем, которые венчали средневековые колонны Хивы, и прогон, снабженный утолщением и витком, имитирующими подбалку. Особый интерес представляет вертикальное деревянное крепление выступающего угла на стыке двух стен. Таким способом были фиксированы выходящие на галерею и лицевой портик углы северного храма, в жилых зданиях — угол юворота кулуара. Столб, иногда значительного сечения, квадратного или круглого, в некоторых случаях, как можно заметить, оформлялся в виде колонны. Это открытие замечательно тем, что ямясняет генетический прототип характернейшей детали монументального зодчества Средней Азии — так называемых «гюльдаста», угловых башенок в форме колонки. Гюльдаста играют не последнюю роль в художественном облике здания: они оформляют внешние углы порталов медресе самаркандского Регистана, придают особую прелесть ряду мавзолеев Шахи-зинда, без НУ. Х невозможно представить себе мавзолей Ай — ша-биби. О поразительной силе традиции свидетельствует сложившийся в Фергане тип мавзолея XVIII—XIX веков, где гюльдаста, сформованные из алебастровых блоков и увенчанные фонарем, полностью имитируют деревянную колонну. Между прочим гюльдаста по преимуществу свойственны Мавераннахру. Иногда декоративная форма придавалась очагам. Комнатные очаги данного периода, вообще говоря, могут быть разбиты на две категории: напольные и стеновые. Каждая из них образует в свою очередь формы утилитарную и декоративную. Так, первые могли представлять собой просто кучу насыпанных на полу углей или же более или менее оформленную площадку (как на Актепе близ Ташкента или в джанбаска — линском «доме огня»); вторые могут быть выдолблены в стене (усадьбы Пянджикента) или выполнены как плоские ниши, архитектурно обработанные в виде камина — название чисто условное ввиду отсутствия дымохода. Таковы очаги, обнаруженные в зданиях III и IX пянд — жикентского шахристана. Пянджикентский камин находит обширный круг параллелей. Подобная форма очагов известна была в Хорезме (таким камином украшены некоторые жилые помещения Топрак-кала). Помещение с очагом открыто А. И. Теренож — киным на Афрасиабе. Идея устройства очага здесь та же: пристенная площадка и отвечающее ей оформление стены. Оригинальной чертой является включение полуовальных керамических плит, вмазанных в стену и площадку. А. И. Тереножкин считает помещение с очагом «домом огня», что дало Л. И. Ремпелю повод реконструировать очаг в качестве алтаря, связав его с тематикой рельефов некоторых афрасиабских терракот. Наконец, подобные детали в виде архитектурно оформленной неглубокой ниши, очевидно такие же «камины», обнаружены в жилых постройках Беграма (северный Афганистан). Из всех открытых очагов этого типа безусловно наиболее интересен по оформлению пянджикентский камин, и нетрудно заметить, что искодарский михраб является в сущности развитием его форм. Изучение обугленных деревянных частей показывает, что проемы парадных залов имели резные деревянные наличники и художественно исполненные ажурные фрамуги. Употреблялись также какие — то деревянные предметы обстановки. Это был скорее всего «тахт» — подобие «катэ» в таджикском народном жилище, дощатого помоста, обнесенного с трех сторон невысоким решетчатым барьером. Тахт, по-видимому, помещался на эстрэдс парадных залов. Скульптура и живопись Зодчество древнего Пянджикента было тесно связано с изобразительными искусствами.

gorodizhe_9