Крупные города

19

Крупные города (например Двин, Ани) и важные крепости имели в X—XIII веках по нескольку водопроводных магистралей, снабжавших водой отдельные секторы поселения. Часто при устройстве одной линии последняя вдали от поселения разветвлялась, и подача воды осуществлялась двумя трубопроводами, подводившими воду в противоположные пункты поселения. Такая предусмотрительность вызывалась необходимостью обеспечить бесперебойное снабжение в случае нарушения линии (ремонт или перерыв при вражеской осаде). По этим же соображениям строились водохранилища; как правило, они делались подземными. Этот тип водохранилищ по сравнению с наземными был проще в осуществлении, обходился значительно дешевле и, кроме того, лучше удовлетворял санитарно-гигиеническим требованиям. В редких случаях возводились наземные водохранилища, известные на примерах села Коша (древний Куаш) и крепости Амберд (во дворце и в поселении). Зафиксированное обмерами состояние родника не дает законченного представления о былом виде здания. Однако, несмотря на разрушения, первоначальный характер главного, северного фасада достаточно ясен. Два близких по пропорциям к квадрату арочных проема разделены невысокой мощной колонной. Пс своим размерам и архитектурному убранству проемы одинаковы. Их арки, полуциркульные, концентричные сводам, выложены двойными кольцами, с отступом внутреннего кольца от лицевых поверхностей стен. Этот прием придает арочному проему большую архитектурную выразительность. Тень от уступов арочных проемов создает живописный переход от освещенной солнцем поверхности фасада к затемненному внутреннему пространству. Крайние опоры арок представляют собой полуколонны несколько меньшего диаметра, чем центральная колонна. Различно выполнены также и архитектурные детали капителей и баз. У центральной колонны они имеют более простые, укрупненные членения. Боковые грани фасада разрушены. Не сохранилось также покрытие выше арочных проемов; для определения его первоначального вида мы не располагаем ни вещественными, ни документальными данными. Все же фасад может быть реконструирован на основании композиционного построения арочных проемов, оформляющих их архитектурных деталей, а также и конструктивных особенностей сооружения. Детальное обследование левой части фасада позволило выявить наличие угловой кладки, поднимающейся на высоту пяти рядов выше зафиксированной отметки земли. Это дало основание определить протяженность левой части фасада в пределах 1,4 метра от арочного проема. Аналогичный размер принят и для правой стороны фасада, сохранившаяся нижняя часть которой во время обследования была скрыта позднейшей подпорной стеной. Кровля сооружения могла быть: 1) плоская с горизонтальным карнизом на главном фасаде; 2) двускатная со щипцами на торцовых сторонах и горизонтальным карнизом на главном фасаде; 3) двухщипцовая, типа шедовой, со щипцами над каждым арочным проемом главного фасада; 4) двускатная с одним щипцом в центре главного фасада. Очевидно, из перечисленных видов кровли пер. вые два в данном случае не могли иметь места, поскольку их форма не соответствует расположению сводчатых перекрытий родника и их применение привело бы к образованию больших пазух между сводами и кровельными скатами. После установления в Армении советской власти строительство родников получило новое, отличное от предшествующих времен художественное выражение. Осваивая богатое архитектурное наследие, советские зодчие развивают на новых основах прогрессивные строительные традиции народных мастеров, создавая значительные произведения архитектуры, достойные социалистической эпохи. Примером может служить памятник-родник, сооруженный армянским народом в ознаменование столетия со дня смерти великого русского поэта А. С. Пушкина. Памятник воздвигнут на Двалском перевале Безобдалского хребта — месте встречи Пушкина с телом поэта А. С. Грибоедова, убитого в Персии. По проекту архитектора М. Мазманяна, выполненному в 1934 году, сооружение трактовано как памятник-родник, у которого уставший путник мог бы отдохнуть и утолить жажду. Памятник возведен в 1939 году вблизи дороги, в несколько видоизмененном архитектором Г. Мурзой виде. В глубине просторной площадки подковообразной формы поставлен небольшой пилон, украшенный нишей с полуциркульным верхом. В центре ниши — бронзовый барельеф с изображением встречи Пушкина с телом Грибоедова. Выше, под обводом арки, — надпись с резной розеткой в центре; ниже — художественно оформленный желоб, из которого вытекает вода, падающая в расположенный спереди небольшой резервуар. Криволинейный контур площадки огражден парапетом со скамьями и тумбами по краям; в центре — лестница, связывающая площадку родника с дорогой.