Маленькие фронтончики унгааук

44

Образованные из конструктивных соображений с двух торцовых сторон крыши маленькие фронтончики унгааук нашли себе практическое применение. Через эти отверстия проникал свет на просторный чердак, который обычно использовался для хранения кормовых запасов (сено, солома и т. д. ). Нередко в летнее время на чердаке спали, хранили различные вещи и инструменты, поэтому освещение чердака было необходимо. Благодаря отверстию унгааук и небольшому промежутку между свесом крыши и бревнами верхнего венца создавались хорошие условия для сквозной вентиляции чердачного пространства и улучшалась тяга из курного жилого овина через ригу. Выступающие наклонные свесы этого небольшого фронтончика, как и фронтонные свесы двускатной крыши, оставались под действием двустороннего ветра и поэтому быстро разрушались. С целью защитить их от разрушения к ним прикрепляли небольшие доски-причелины. Но в первой половине XX века причелины почтя исчезли в связи с усовершенствованием техники строительства соломенных крыш: на этих небольших свесах солому стали укладывать под углом в 45°, причем исчезла необходимость укреплять их досками. Отверстие фронтончика обычно заделывалось треугольным щитом из досок, в которых вырезались сквозные фигурные отверстия или вставлялись небольшие оконца. Другим распространенным кровельным материалом в Эстонии является щепа, которая получила широкое применение с конца прошлого столетия в связи с развитием крестьянских промыслов. Черепица как кровельный материал в деревнях применялась сравнительно мало в силу ее дороговизны; покупать ее было под силу лишь отдельным наиболее зажиточным крестьянам. При разрешении конструктивных и утилитарных задач народный зодчий никогда не забывал о художественной выразительности как сооружения в целом, так и отдельных его элементов. При этом сдержанное декоративное оформление всегда логично вытекает из конструктивных особенностей отдельных элементов и деталей здания. В условиях северного климата и серого неба Прибалтики много внимания уделялось устройству крыши, ее форме и пропорциям. Силуэт высокой четырехскатной крыши с ритмичным рядом установленных по длине всего конька гнетов очень выразителен на фоне бледного неба. Особое внимание уделялось декоративному оформлению унгааук. Выступающие концы причелин выше конька выполнялись в виде лошадиных голов или фигур птиц. В деревянном щите, которым зимой закрывалось отверстие унгааук, вырезалась какая-нибудь несложная фигура в виде ромба, круга, креста, сердца и т. д. Эти фигуры обычно были связаны с народными верованиями. Так, например, на острове Хийю крестик, врезанный в щит, должен был по народному поверию оберегать дом от бедствий, приносимых войной. Первые окна с применением стекла появились в народном зодчестве Эстонии сравнительно поздно. Только во второй половине XIX века началось интенсивное проникновение стекла в сельское строительство. Наиболее типичными для этого периода были окна с четырьмя небольшими почти квадратными стеклами. К концу XIX века, особенно у зажиточных крестьян, появляются жилые риги с благоустроенными жилыми комнатами, имеющие окна с переплетами на шесть стекол. Ставни встречаются редко и то в более новых постройках. Декоративная обработка оконных проемов, как и дверных, отличается сдержанностью. Окно уже само по себе являлось по-своему декоративным элементом на плоскости стены. Необходимо было его только сильнее выделить — на фоне темной стены, в тени широкого свеса соломенной крыши. С этой целью переплеты и наличники оконных проемов окрашивали в белый цвет. Дверные проемы старых строений, как жилой риги, так и хозяйственных построек, отличаются небольшими размерами. Высота дверных проемов жилой риги начала XIX века обычно составляет только 100—130 сантиметров. Дверные полотна навешивались на косяки, которые при возведении стен вставлялись в проем с двух сторон при помощи потайных шипов. В курных жилых ригах во время топки печки — каменки наружную дверь в рэхэтубе приходилось открывать настежь для выпуска наружу дыма. Зимой же через открытые двери холод проникал в помещение. Требовалось такое устройство дверей, которое обеспечило бы выпуск дыма и преградило холодному воздуху доступ в помещение. Практически это было осуществлено путем устройства двух дверных полотен, навешенных на один и тот же косяк, но отворявшихся в разные стороны. Дверное полотно, навешенное с внутренней стороны, отворяясь внутрь, занимало весь дверной проем, а полотно, навешенное с наружной стороны, занимало только нижнюю половину дверного проема и отворялось наружу. При такой системе двойных дверей во время топки печи-каменки внутренние двери отворялись полностью, а наружные полу двери оставались закрытыми, задерживая поток холодного воздуха в жилое помещение. С этой же целью устраивались высокие пороги, которые достигали в среднем 30—60 сантиметров. К концу XIX века, когда стали широко применяться дымовые трубы, отпала необходимость в устройстве двойных дверей для выпуска дыма.