Проникновение на Киевщину элементов Ренессанса

В течение первых трех четвертей XVII века мы наблюдаем проникновение на Киевщину, главным образом через Львов и Вильно, сначала некоторых элементов Ренессанса, а затем . Когда в Киеве в 30—40-х годах началось восстановительное , в архитектуре наметилось стремление к симметрическому построению фасадов, к уравновешенности и центричности композиции, к венчанию храмов куполами. Но в основе композиции, особенно когда строилось новое , лежал разработанный издавна в дереве трех — или пятикамерный тип храма. Основным строительным материалом теперь служил красный или желтоватый, хорошо обожженный Кирпич различных размеров.

Почти всегда наружные стены кирпичных зданий затирались и белились; только в Черниговской области встречаются кирпичные здания этого времени без штукатурки (например, собор Петропавловского монастыря в Глухове). Все архитектурные и декоративные детали—колонны, карнизы, пояса, картуши, наличники — выполнялись сначала в кирпиче и только позднее—в штукатурке. Культовые здания, в которых повторяются планы и основные приемы композиции деревянных храмов, можно свести к двум наиболее распространенным типам: 1) трехкамерные (одно — или трехверхие) и 2) пятикамерные (одно — или пятиверхие). Планы, венчание каждой камеры, форма сомкнутых сводов и барабанов, переход от центрального куба к несущему свод барабану— все это свидетельствует о, происхождении этого типа храма от деревянных. Но говорить, что только деревянные здания влияли на характер каменных, было бы односторонне. Наблюдения показывают, что и деревянные сооружения воспринимали от каменных характер стены, венчающих глав, окон, общие пропорции т. д. ; примером могут служить великолепные деревянные храмы XVIII века в Полтаве, в Новомосковске и др. Второй тип представляют храмы соборные, повторяющие в плане древнерусские шестистольные храмы, но обстроенные башнями, получившие многокупольиость и декоративно обработанные в современном вкусе. Такие соборные храмы отличаются от европейских базилик как своим силуэтом, так и построением внутреннего пространства. Говоря о сложении типов культовых зданий, необходимо упомянуть единичные каменные од — нонефные здания со сводчатыми перекрытиями, со следами приспособления к обороне (храм в Субботове, храм Михаила в Переяславе), являющиеся пережитками архитектуры XVl века (например, храм в Зенькове) и не получившие дальнейшего развития. Каменное строительство распространилось не только на храмы, но и на светское жилье — дворцы и дома казацкой старшины ( Хмельницкого в Субботове, Лизогуба в Седневе, Артемихи в Киеве), административные и хозяйственные сооружения (Академия и ратуша в Киеве, типография Киево-Печерской лавры, полковая канцелярия и Коллегиум в Чернигове). Таким образом, развитие каменного зодчества в конце XVII века находилось в тесной связи с общей историей развития украинской архитектуры, и нет никаких оснований, ни исторических, ни стилистических, для утверждения, что на Украине имело место распространение барокко, занесенного из Европы. Развитие в украинской архитектуре декоративного начала объясняется большими достижениями в области декоративных искусств и прежде всего гравюры. Успехи развития печатного дела и гравирования, основание которого было во второй половине XVI века положено русским печатником Иваном Федоровым, знакомило украинское общество с новыми для него формами орнамента, нередко бравшегося из европейских рукописей и печатных изданий. В дальнейшем украинские печатные издания, гравюры, заставки, виньетки, концовки, рамки стали использоваться как орнаментальные мотивы резчиками по дереву, керамистами, вышивальщицами, ювелирами, живописцами и архитекторами — в резьбе по дереву, по камню, металлу, на стенах зданий, в росписях стен и т. п. Так европейские мотивы были занесены в украинское зодчество и разработаны там в иных материалах и при ином назначении. Участие же таких мастеров, как резчики по камню и по дереву, лепщики, керамисты, живописцы, в сооружении тех или иных зданий стало теперь необходимым. Можно указать примеры непосредственной помощи архитекторам со стороны таких специалистов. Так, стародубский резчик Степан Зиновьев указывал строителям, как растесывать белый камень для церкви Иоасафа в Измайлове, а белорусский резчик Ипполит давал Осипу Старцеву образцы карнизов и глав для кремлевской церкви Спаса-на-Верху.