Колокольни во времена Богдана Хмельницкого

48

Колокольни во времена Богдана Хмельницкого по всей Украине, как общее правило, строились только деревянные. Хотя намерение возвести каменную колокольню было у игумена Михайловского Златоверхого монастыря еще в 1620-х годах, оно долго не получало осуществления. Колокольни строились в составе деревянных храмов, как трехсрубных, так и пяти — срубных, причем для устройства павильона для звона всегда использовался западный сруб храма (например, в церкви над дальними пещерами Киево-Печерского монастыря, по рисунку А. Кальнофойского). В некоторых монастырях и в городских укреплениях колокольни включались в состав башни Над въездными воротами, как это видно из Печерокого плана А. Кальнофойского в Николо-Пустынном монастыре. Наконец, колокольни возводились и как самостоятельные сооружения; таковы, например, две колокольни Киево-Печерского монастыря на рисунке Кальнофойского 1638 года. Отдельно стоящие колокольни первоначально представляли собой четырехугольные башни с павильоном для развески колоколов вверху, крытые шатром. Большие, в несколько ярусов, с галереями и с богатым художественным убранством колокольни возникли только в середине XVII века. Первая такая колокольня, по-видимому, была построена в середине столетия возле Софии, вторая, построенная на русские деньги, — в Печерском монастыре в 1669—1672 годах. Говоря об архитектуре времени Богдана — лельницкого, нельзя не упомянуть о каменном храме Ильи, построенном Богданом в его имении Субботово в 1653—1654 годах одновременно с каменным жилым домом. Этот своеобразный по композиции храм является почти единственным каменным зданием, воздвигнутым в эти годы. Памятник хорошо сохранился до нашего времени. Он представляет собой прямоугольный объем с многогранной апсидой, перекрытый Коробовым сводом. На торцах поставлены типичные для украинского барокко фронтоны, между которыми идет двускатная, прежде гонтовая, теперь железная кровля. Судя по зарисовкам Бантыш-Каменского и Шевченко, посреди кровли стояла деревянная башенка с перехватами и крестом. Внутреннее пространство расчленено двумя арками на три части; в западной стороне на двух столбах устроены хоры. На западном фасаде сохранились следы бойниц. Храм освещается круглыми и прямоугольными окнами Если отвергнуть наличие главы в каменном хра-ме XVI века в Зенкове и признать, что там были сводчатые перекрытия, можно допустить между этими памятниками некоторую связь. В более поздней каменной церкви Михаила в Переяславе также можно видеть некоторое отражение субботовокой церкви. Во всяком случае, этот тип не получил распространения, но частично он оказал влияние на архитектуру фасадов каменных трапезных начала XVIII века. Дом Б. Хмельницкого в Бубботове не сохранился. По позднейшим описаниям, он был кирпичный, имел небольшие окна и толстые контрфорсы. У боковой стены стояла башня с бойницами. Середину фасада «занимало большое крыльцо с колоннами. Стена была расписана цветами, над окнами были помещены рельефные изображения. Перед домом стоял фонтан с бассейном, который поддерживали скульптуры львов. На рубеже XVII и XVIII веков на фоне экономического и культурного подъема шел интенсивный обмен техническими, научными и художественными достижениями трех братских народов. Москва посылала на Украину и в Белоруссию своих ремесленников, художников, строителей, ученых и в свою очередь охотно принимала, а нередко и приглашала к себе украинских и белорусских специалистов. На основе этого общения, не исключавшего использования прогрессивных достижений Западной Европы, и на Украине, и в Русском государстве, и в Белоруссии в конце XVII века имел место блестящий расцвет каменного зодчества. В это время украинские, белорусские и русские зодчие на основе исторически сложившихся в дереве типов ярусных храмов создали общий для всего восточного славянства тип каменного ярусного храма, получивший высокое развитие в конце XVII и в первой половине XVIII века. Знакомство украинского народа, и в особенности его классовой верхушки, экономически мощной и много в это время строившей, с архитектурой западноевропейского барокко ясно отразилось на постройках, которые воздвигались в середине XVII века на захваченных польской шляхтой украинских землях. Барочные приемы и формы не увлекли украинских мастеров настолько, чтобы они всецело приняли этот стиль. На Украине нельзя встретить здание, в котором ясно были бы выявлены черты, характеризующие стиль западноевропейского барокко, — динамичность, игру света и тени, превращение стен в фон для размещения утративших архитектонический смысл ордера и художественных деталей. Здания всегда остаются неизменно национальными, сохраняя в своей основе исторически сложившийся тип. Декоративные формы основательно перерабатываются и пополняются местными сюжетами. Наряду с гроздьями винограда и розами помещаются полевые колокольчики, цветущие подсолнечники и т. п.

gorodizhe_48