Национально-культурный подъем

26

Этот национально-культурный подъем явившийся реакцией против насильственного ополячивания и окатоличивания народа, ярко проявился в большой строительной деятельности, выразившейся сначала в восстановлении и реставрации древних памятников архитектуры X— XIII веков, полуразрушенных в период литовской власти или превращенных в польские костелы. Так, в конце XVI века по инициативе К. К. Острожюкого были восстановлены древний Мстиславов собор во Владимире-Волынском и Успенская церковь в Переяславе. В начале XVII века были проведены работы по восстановлению церквей Кириллова и Михайловского монастырей, а также Успенской церкви на Подоле в Киеве. В течение всего XVII века велось обширное восстановительное строительство в Киево-Печерском монастыре. Митрополит Петр Могила восстанавливал знаменитый храм Софии, церковь Спаса-на-Берестове и др. В 1608 году игумен Кириллова монастыря в Киеве отремонтировал стены монастырского собора и восстановил его каменные своды. Возможно, тогда же были поставлены четыре боковые главы и выведен фронтон; впрочем, не исключена возможность, что главы и фронтон были построены в конце XVII века. В 1620 году митрополит Иов Борецкий заключил договор с киевским «муляром» Петром Немцем на постройку каменной колокольни и со столяром Романом на устройство иконостаса в Михайловском монастыре. Собор Михайловского монастыря дошел до XVII века почти в первоначальном состоянии: трехнефный, трехапсидный, шестистолпный, однокупольный, с одним приделом, пристроенным в 1470 году. В 1655 году Богдан Хмельницкий покрыл медью и позолотил купол собора. Тогда же на кресте храма был водружен двуглавый орел — мотив, получивший затем большое распространение в украинской орнаментике. Особенно большой размах получили восста-новительные работы в Киеве, ведшиеся по инициативе митрополита Петра Могилы в 30—40-х годах XVII века, когда Киев приобрел значение политического и культурного центра Украины. В эти годы был восстановлен храм Софии, раскопаны развалины Десятинной церкви, заново возведен со включением сохранившихся фрагментов старого храма Спас-на-Берестове, достроена церковь Михаила в Выдубецком монастыре, велись обширные архитектурные и живописные работы в Успенской церкви Киэво-Пе- черского монастыря. Захваченный униатами храм Софии долгое гремя оставался без ремонта, и в 1625 году обвалился его западный фасад. Только в 1635 году храм, снова ставший православным, был в значительной степени восстановлен и начал функционировать, хотя в 1654 году его западный фасад еще не был отстроен. Башни западной стороны имели бойницы и шатровые кровли. С южной и северной стороны было семь апсид, ниши их были записаны изображениями святых. На кровле высилось 18 куполов. Внутри был поставлен резной из дерева позолоченный иконостас. Вид храма хорошо передает рисунок Вестерфельда 1651 года. В 1635 году П. Могила начал раскопку фундаментов Десятинной церкви, разрушенной в 1239 году. Для этого была разобрана стоявшая здесь деревянная церковь Николая, а к юго — западу от нее начали строить малую каменную перковь Рождества Богородицы, оконченную в 1654 году; в конце XVII века русские воеводы пристроили к ней деревянную трапезную с церковью Петра и Павла наверху. Церковь Спаса-на-Берестове к XVII веку бы — как показывает план Кальнофойского 1638 года, в развалинах. Сохранились лишь боковые стены старого нартекса. В 1643 году к старым стенам были пристроены три апсиды и деревянный притвор. Несколько позднее с западной стороны устроили каменный пригвор, в ре-зультате чего получился крестового плана пятиглавый каменный храм, в основу которого положен тип украинского пятиерубного деревянного храма. Особенно много сделал П. Могила для создавая нового облика Великой Успенской церкви 9 Киево-Печерском монастыре, которую он между 1632 и 1642 годами, по словам современника. «злачие внутрь и невнутрь муром и деревом зюновил». Строительная деятельность П. Могилы относится ко времени, когда на левобережную окраину проникают начала позднего Львовского Ренессанса. Приемы Львовского Ренессанса дут из Италии, через Далмацию, Валахию и Молдавию. Основными заказчиками лучших архитектурных сооружений Львова в большинстве случаев были осевшие в Львове и разбогатевшие иностранцы, которые вели крупную заграничную торговлю, — итальянцы, греки, венгры и др. Они-то и приглашали иностранных архитекторов для постройки зданий. Но приезжавшим во Львов архитекторам приходилось считаться со взглядами и вкусами местных жителей, с местными национальными и культовыми традициями, а также с приемами зодчества работавших с ними вместе украинских мастеров, что особенно чувствуется в лучших памятниках архитектуры Львова, например в Валахском ансамбле. В Киев из Львова приезжали школьные учителя, проповедники, граверы, резчики, рисовальщики и строители. Они приносили с собой и передавали местным мастерам новые знания и навыки, новые технические и художественные приемы.