Этот опыт еще раз подтвердил, что полихромия выполняет художественно-идеологическую…

1

Этот опыт еще раз подтвердил, что полихромия выполняет художественно-идеологическую миссию и становится по-настоящему необходимой для города, лишь когда приобретает известную самостоятельность в контексте архитектурно-градостроительной формы. «Так как мы не можем сразу перестроить всю Москву, сразу превратить ее в город, социалистический по форме, то окраска в наших руках приобретает значение временного, политически действенного орудия. Комплексное оформление районных центров в сочетании с плановой окраской города в целом уже в очень значительной степени сделали бы оформление Москвы социалистическим».

В печати начала 30-х годов постоянно звучит мнение московской архитектурной общественности о том, что «несомненно одним из существенных элементов оформления города является его плановая окраска в определенных продуманных тонах, отражающих нашу эпоху бодрого, дышащего энтузиазмом и пафосом социалистического строительства» [49. Специалисты отмечали, что реализация плановой окраски города, в особенности такого грандиозного, как Москва, естественно, требует дифференцированного подхода к исторической и новой застройке. Выбор доминирующих цветовых гамм, на основе которых достигается единство, также требует специального изучения и зависит прежде всего от естественного освещения и других природно-климатических условий. «Для окраски города мы должны выбирать светлые, радостные тона, не боясь яркости, но ни в коем случае не допуская мещанской пестрятины и цветистости, утомляющей водителей машин. Но, не допуская темных тонов, отнимающих у улицы много света, требующих по вечерам усиленного освещения, нам не следует также отказываться от суровых и строгих тонов, ставших типичными для нашего строительства, отвечающих волевому напряжению и суровости нашей борьбы, диктуемых в то же время и новыми строительными материалами, не выходя однако из светло-серых тонов и избегая угнетающе действующих на психику почти черных облицовок» [49. Высказывания архитекторов затронули широкий круг факторов, влияющих на полихромию города: историко-культурных, природно-климатических, психофизиологических и технологических.

Строго дифференцированный подход к окраске различных районов привел, в свою очередь, к дифференциации цветовых решений отдельных архитектурных объектов, в частности, по типологическому признаку.

Немецкий специалист Э. Борхерт, работавший в проектном бюро «Малярстроя», обратил внимание на цветовую окраску больниц и санаториев. Он предлагает сознательно строить цветовое окружение в лечебных учреждениях, чтобы сила психического воздействия цвета явилась средством лечения. Поэтому обычно серые тона фасадов больниц предлагается заменить светлыми оттенками различных цветов, снимающих душевные депрессии. Обобщая опыт немецких и итальянских врачей-психиатров, Борхерт отмечает, что для лечения нервных заболеваний чаще всего пользуются ярко красным цветом, для лечения эпилептиков — фиолетовым, заразных болезней — зелеными цветами. Освоение этого опыта в архитектурно-градостроительной деятельности способствовало бы профилактике психических заболеваний, стрессов и т. д. Художник Г. Клюнков предложил метод построения цветового поля интерьера театра, учитывая движение зрителей. Плавный переход от светлых к темным цветам настраивает на сосредоточенное восприятие сценарного действия. Этот принцип мог бы быть использован, например, для цветового выявления архитектурной доминанты

Он призвал проектное бюро «Малярстрой» указать на недостаточное внимание к этому участку проектирования как на недопустимый пробел.