Вдохновляясь двуцветием русской архитектуры…

1

Вдохновляясь двуцветием русской архитектуры XVII в., Ф. Шехтель взял за основу белокаменный скульптурный декор на красном кирпичном фоне, который, импровизируя, использовал несколько раз в прямом и негативном изображении, добиваясь максимального разнообразия цветового впечатления.

При этом оба зодчих бережно относятся к полихромии произведений предшественников, приглашая ее к участию в цветовой симфонии целого. Смело развивая полихромию площади, Ф. Шехтель дополняет желто-белое классицистическое двуцветие Ленинградского вокзала (архит. Тон) крупными массами синего и зеленого цветов своего сооружения. А. Щусев, учитывая создавшийся цветовой контекст, добавляет недостающее красно-белое соцветие. Мастера модерна добились последовательной гармонизации полихромии площади, создав гармоничное поле на базе трех первичных цветов — желтого, синего и красного.

Жесткая цветовая регламентация конструктивизма приводит к обесцвечиванию нового строительства Москвы. Здания конструктивистов не имеют цветовой обработки, пусть даже подчеркивающей конструктивную суть сооружения. Новая творческая установка отрицала использование цвета как средства, якобы не связанного с внутренней сущностью вещей. Кирпичные здания оштукатуривались и оставались серыми. Экономические трудности 20-х годов порой не позволяли полностью оштукатуривать постройки, поэтому как вынужденная мера практиковалось оштукатуривание отдельных элементов зданий. В Москве появилось специфическое красно-серое двуцветие, распространившееся и на уникальные здания, например, клуб им. Русакова (архит. К. Мельников) и многие жилые дома, построенные в конце 20-х — начале 30-х гг.

Различное понимание роли цвета в стилевых направлениях московской архитектуры конца XIX — начала XX в., привело к эклектичности и разнообразию цветовой среды города. Но в воздухе уже витали идеи формирования его целостной гармоничной цветовой системы.