Перед первой мировой войной Немецким обществом городов-садов…

1

Перед первой мировой войной Немецким обществом городов-садов был построен поселок Фалькенберг под Берлином. Полихромия поселка воодушевила население и специалистов. Ее автор Б. Таут применил разноцветную штукатурку. Его программа — «упрощай формы и сможешь с успехом действовать цветом» — была реализована в Фалькен-берге, затем в Магдебурге и других городах. Цвет все более становился средством построения градостроительной формы, осуществлявшим взаимосвязь звеньев иерархической цепи: поселок, улица, двор.

«Краски, которые применил Б. Таут в 2923 г. в Фалькенберге, кроме белого,— легкий красный, глухой оливково-зеле-ный, ярко-синий и светло-желто-коричневый… Применение цвета, которое начал Б. Таут, удовлетворяло двум требованиям: серийные постройки, обусловленные экономически, приобрели индивидуальность благодаря меняющейся покраске. Опасность униформы была счастливо устранена с помощью цвета. И именно цветовые преобразования определенного числа типовых домов кажутся необходимым выражением свободы города-сада, достигнутой не за счет произвола владельцев, а самоопределением членов социального организма!» — писал А. Бене.

Цвет должен был, по утверждению современников, освободить жилой дом «от тирании чуждых форм девятнадцатого столетия». Б. Таут оценил его как средство, освобождающее архитектуру от «смирительной рубашки серого стилевого декора, материала и всего хлама старых понятий». Отживший историзм должен был преодолеваться не только из формальных, но и из идеологических соображений. Полихромные города-сады вызывали новые эмоциональные впечатления. Б. Таут впервые в истории массового жилищного строительства удачно использовал пространст-вообразующие эффекты архитектурной полихромии для создания качественно новой формы массовой коммуникации.

Создание городов-садов не получило развития, поэтому’ выход из сложившейся в градостроительстве ситуации необходимо было искать в реконструкции и благоустройстве существующих городов, гуманизации их среды.

Отчужденные от природных цветовых гармоний бетонным валом ахроматики, люди испытывали потребность цвета. Повышенный интерес вызывали художественные течения, вновь открывающие и возвращающие людям красоту цвета. В конце XIX в. это были импрессионисты, воспевшие тысячами валёров бесконечное колористическое богатство пленера, столь недостающее жителю города. В начале XX в. фовисты сбросили с цвета путы академизма, экспрессионисты показали, какой мощи способны достичь контрасты освобожденного цвета. Повышенный интерес к чистым краскам и контрастным гармониям не мог не отразиться на архитектурной полихромии и через нее — не повлиять на цветовую атмосферу города. В период прогрессирующей индустриализации югенд-стиль и ар-нуво, вдохновляемые растительными мотивами, отвергли тусклые цвета и вызвали более яркую палитру, как бы оживляя архитектуру природными цветовыми темами. Постройки отличались декоративностью, которая по своей независимости от конструктивной основы может быть сравнима со среднеазиатским полихромным керамическим покровом или с цветовой орнаментацией интерьеров французского рококо.