Формирование комплексной городской застройки

43

В Москве, в ансамбле Смоленской площади, спроектированном под руководством архитектора В.Гельфрейха, в 70-е годы возникла новая ситуация. Последние элементы комплекса — две высотные гостиницы — были построены уже другими архитекторами, без участия одного из основных авторов — М.Минкуса — и сделаны на 20м выше и в совсем чужеродной архитектурной трактовке. В результате оказалась разрушенной задуманная цельность всего ансамбля.

Ансамбль Смоленской площади

Мы рассмотрели «уникально» сделанное здание. Здесь, при желании, можно было бы добиться, конечно, любого эффекта ансамблевости, любой степени архитектурно-художественной комплексности.

Таковым может явиться огромный жилой район Москвы — район Теплый стан. Это вполне удачно, по единой идее спроектированный и построенный район — значительная часть нашего города. Отлично использован достаточно сложный в архитектурном отношении прием свободной планировки. Достаточно согласованы по архитектуре с огромными жилыми домами школы и небольшие детские сады. Очень хороши большие озелененные пространства между отдельными группами домов. Движение автотранспорта вынесено на периферию микрорайонов и внутри них достигнута полная безопасность для детей (да и для взрослых также). И так далее.

Архитектура Чертаново-Северное в Москве и района Мещерского озера на берегу Волги в Нижнем Новгороде. Оба района (они называются по нашей привычке экспериментальными») отличаются от других проектов главным образом тем, что были спроектированы определенным коллективом, определенной проектной организацией. Что при работе над этими районами были применены новые и вновь созданные проекты всех сооружений. Потому и характерны эти районы (один из которых уже в завершающей стадии строительства, а другой только в завершающей стадии проектирования) общностью конструктивных схем зданий, общностью архитектурной разработки всех сооружений, общей колористикой архитектуры, общим отношением к основным теоретическим и практическим проблемам зодчества — пропорциональному строю, масштабности, гармоничности построения, цветности, детализации, к общим идеям статичности или динамичности комплекса. Означает это ориентированность отдельных зданий и всей объемно-пространственной композиции на избранную доминанту. В Чертаново-Северном эта доминанта заключена внутри самого комплекса, а для комплекса Мещерского озера — доминантой является сам город Нижний Новгород на другом берегу реки.

В сказанном, вроде бы ничего неизвестного нам ранее нет. Ничего внезапно изобретенного под каким-то «наитием» тоже нет. Есть лишь одно, но зато наиболее существенное и значимое: коллектив зодчих все здания для каждого комплекса спроектировал сам. В этих коллективах не было организовано «бюро комплектации», а был создан как бы «штаб», собравший и объединивший достижения, уменье, находки всех институтов Госгражданстроя для проектирования в единой мастерской.

Вообще говоря, и это не откровение. Мы все это могли бы и должны были бы видеть на каждом крупном участке нашего проектирования. Ведь у нас имеются не только архитектурные, чисто профессиональные обоснования, но и гибкая конструктивная основа, нацело, принципиально связанная с процессом индустриального изготовления и монтажа крупных изделий. Основа эта — «Единый каталог унифицированных элементов и деталей».

Правда, не все проектные организации в состоянии вести такую сложную и широкую работу. Для этого в первую очередь необходима очень высокая квалификация проектировщиков архитекторов и инженеров. Особенно в свете грандиозных масштабов строительства. Даже при использовании готовой продукции домостроительных комбинатов. Но с чего-то надо начинать создавать не просто строительную емкость, «кубатуру» для расселения людей, а полноценную архитектуру, красивую и целостную, достойную нашего общества и нашего времени, архитектуру.

Важно, чтобы найденный, вообще-то, ясный и логичный метод не остался «навечно» только экспериментальным, а сделался бы нормальным методом каждой творческой работы.

Уверен, и практика ясно демонстрирует, что во всех наших республиках, в каждом городе, в каждой проектной мастерской можно найти достаточно сильный, самостоятельный, творчески напряженный, талантливый коллектив архитекторов и конструкторов (и не один, разумеется), тесно связанный со строительным производством. И он в своих конкретных условиях сможет создать, нет, не «создать», а систематически создавать целостные архитектурные комплексы. Создавать, наконец, полноценные ансамбли, использовав все данные, все особенности, все возможности, все характеристики, предоставляемые нам, российским архитекторам. И они, эти ансамбли, уже созданы, и как раз на периферии, например — в Нижнем Новгороде, Самаре, Красноярске, Иркутске, Новосибирске и во многих других городах.

Значит, суть дела в том, что наши (скажем более узко — московские) проектные мастерские, ведущие работу тех или иных планировочных районов, мастерские мощные, ищущие, способные быть совершенно самостоятельными, могли бы сами, каждая для своего района, создавать собственные типы всех сооружений, с которыми приходится иметь дело. Вот тогда и наши районы приобретут не просто хорошие, красивые и прочие ансамбли, но и собственное архитектурное лицо, отличающееся от образа других районов. Не только в планировочном, но и в художественном отношении. Наконец, их можно будет узнавать, не путая друг с другом.

Но и это, скажут, не новость. Скажут: «мы об этом сами давно знаем и даже давно делаем». Очень может быть. Автор давно привык к таким возражениям. Вот только не видно пока этой цельности.

При этом больше не будет места практике проектирования и главное — утверждения проектов одиночных сооружений, которые после их возведения неожиданно поражают всех своей нелепой постановкой в том, а не в ином месте, своей архитектурой, не связанной с окружением, по замыслам другой мастерской созданным. Не будет встречаться новых зданий, чуждых городу, району, улице. Каждый из нас может без предварительной подготовки назвать десятки досадных ситуаций, которых не было бы, если бы.

Вот, в сущности, смысл этой статьи. Статьи явно и во многом дискуссионной, имеющей целью выяснить,. в чем же разница между простым набором, комплектом зданий и их полноценным художественным ансамблем, между композицией, существующей только в плане, из набранных отовсюду разнокалиберных по архитектуре проектов, и подлинной, объемно-пространственной композицией, задуманной и сотворенной от альфы до омеги одним автором (коллективом авторов)… Выяснить, в чем могут быть достоинства комплексного метода организации проектирования.