Храм Христа Спасителя в Москве (1837-1881)

50

25 декабря 1812 года было подписано торжественное обращение верховной власти к населению. В нем сообщалось, что в память о спасении России от нашествия Наполеона решено воздвигнуть «Спасителю Храм, который вечно напоминал бы отдаленному потомству о доблестных деяниях его предков».

Был объявлен конкурс. Из представленных проектов заслуживал внимания и был принят для строительства проект академика живописи и архитектуры Александра Лаврентьевича Витберга.

Местом для возведения храма А. Л. Витберг предложил Воробьевы горы. 12 октября 1817 года состоялась закладка первого камня в основание храма.

Но осуществить свою идею Витберг не смог. Причины были разные: неопытность архитектора, непрочность грунта. Одну из основных причин А. И. Герцен видел в окружении Витберга, которое хотело наживаться на строительстве храма. Александр I обещал помочь, но он скоропостижно умирает. При Николае I Витберг был обвинен в казнокрадстве, осужден и сослан в Вятку. Так началась полоса неудач, связанная со строительством храма.

Спустя 20 лет вновь вернулись к идее возведения храма. Николаю I понравился проект К. Тона — пятиглавый храм в «русско-византийском» стиле (возможно, Тон знал, что Николаю I нравится этот стиль, и при проектировании применил его). Так или иначе, проект Тона был утвержден и принят для строительства.

Еще в 1817 Витбергу были предложены для строительства две площадки в черте города, но он отказался, считая, что для его проекта они не подходят. Согласно легенде, место для возведения нового храма по проекту Тона было предложено Николаем I. Это место в центре, на левом берегу Москвы-реки, недалеко от Кремля с Успенским собором, где проходила коронация московских царей, и Архангельским собором — усыпальницей царей. Место Тону понравилось.

Все было бы хорошо, только К. А. Тон не учел главного обстоятельства. Местность эта называлась Чертополье. Там триста лет стоял Алексеевский монастырь, около монастыря — церковь Всех Святых и два кладбища.

С началом строительства настоятелей монастыря перевели в местечко близ Сокольников, а здание монастыря, церкви и два кладбища были разрушены. Согласно легенде, в первый день строительства игуменья прокляла всю эту затею.

Выбирая место. Тон не прислушался к древнему завету: бережно относиться к церквам и монастырям, к их территориям с кладбищами, в противном случае накличешь беду на голову. (В первый день сноса строений, во время снятия креста с монастыря, работник сорвался с купола и разбился. А когда спустя полвека храм будет разрушен, люди вспомнят о древнем завете). 10 сентября 1837 года состоялась парадная церемония закладки храма…

Огромный храм высотой 103 метра был рассчитан на 10 тысяч человек (рис. V.283). Площадь храма была 6805 кв. метров, диаметр центрального купола — 25,5 метра. Строили храм 44 года. В 1854 году постройку освободили от строительных лесов и приступили к работам по внутренней отделке и оформлению интерьеров. Некоторое время Тон руководил этой работой. Однако по состоянию здоровья он отходит от авторского надзора за отделочными работами в храме. В 1880 году тяжелобольного Тона привозят в Москву и на носилках приносят к собору. Он мысленно прощался со своим детищем, глаза его были полны слез.

Все работы были завершены в 1881 году. Освящение храма состоялось в мае 1883 года. Оно было приурочено к коронации российского императора Александра III. Главного зодчего храма архитектора К. А. Тона уже не было в живых.

26 мая 1883 года, в день Вознесения Господня из стен Успенского собора Кремля величественный крестный ход направился к храму Христа Спасителя. Во время крестного хода при стечении многочисленных толп людей исполнялась увертюра П. И. Чайковского «1812 год», написанная композитором к дате освящения храма. На торжественной церемонии присутствовал Александр III с императрицей.

Над проектом храма вместе с Тоном работала большая группа архитекторов. Они осуществляли авторский надзор — следили за ходом строительства, так как Тон жил в Петербурге в собственном доме на Екатерининском канале (ныне канал Грибоедова, 122-124) и только изредка приезжал в Москву (рис. V.284).

Над наружным украшением работали известные скульпторы: Н. А. Рамазанов, П. К. Клодт и др. Интерьеры расписывали художники, которых хорошо знала Россия: В. И. Суриков, В. В. Верещагин, К. Е. Маковский и др. На строительстве храма после окончания Академии художеств и Московского архитектурного училища молодые зодчие проходили практику.

На углу Пречистенского бульвара и Гагаринского переулка стоит двухэтажный дом. Недалеко от этого дома, как и тогда, сто с лишним лет тому назад, стоит храм Христа Спасителя. А в те далекие годы в этом особняке на Пречистенке, рядом со своими творениями, жил главный архитектор Константин Андреевич Тон.

При грех императорах, 44 года возводили храм Христа Спасителя, но проклятье игуменьи довлело над храмом. Ровно полвека спустя после постройки храма, 5 декабря 1931 года, три мощных взрыва потрясли московское небо: храм взорвали, освобождая место для строительства нового эпохального сооружения. Но и этот проект не был осуществлен — помешала война. 37 лет спустя на этом месте возникла огромная московская «лужа» — плавательный бассейн «Москва». 30 лет испарения «лужи» наносили вред окружающей среде. Но 63 года жила в сердцах людей надежда, что храм когда-то восстановят. 31 мая 1994 года Правительство Москвы выносит постановление № 463 о начале работ по восстановлению храма Христа Спасителя.

В праздник Рождества Христова, 7 января 1995 года, состоялась закладка храма. И спустя два года (!) главный храм России, храм Христа Спасителя, возродился (рис. V.285).

Другой значительной работой Тона стал Большой Кремлевский дворец.