Здание Адмиралтейства (1806-1828)

43

23 мая 1806 года проект перестройки Адмиралтейства, разработанный А. Д. Захаровым, был утвержден и начато строительство.

Захаров оставил без изменения идею Петра I — форму Адмиралтейства в виде буквы «П». Творение зодчего представляет в плане две гигантские буквы «П», вписанные одна в другую (рис. V.196). Горизонтальный элемент — перекладина буквы — является главным фасадом здания протяженностью 409 метров. Боковые фасады корпусов выходили торцами к Неве и были короче — 163 метра. Устройство двойных корпусов было необходимо для производства: во внутреннем корпусе «П» строили и ремонтировали суда, во внешнем — размещались служебные и парадные помещения. Между двумя корпусами прорыли канал, который был соединен с Невой. С торцов боковых корпусов Захаров построил арочные павильоны (рис. V.197, V.198). Прошло два года после начала строительства. Боковое крыло здания напротив Зимнего дворца было почти готово. Но тут выяснилось, что длина крыла мешает обзору Невы и Горного института из кабинета императора Александра I (рис. V.199). Много неприятных дней пришлось пережить Захарову из-за этого. Но новое решение было найдено (V.200). Император утвердил проект, в котором пришлось изменить длину крыла, что привело к перестройке всего здания. В августе 1811 года произошло открытие этого крыла, но Захаров не присутствовал на торжественном мероприятии. За день до открытия, когда зодчий возвращался домой, на улице ему стало плохо, и он умер, не дойдя до дома.

Вот как описано Адмиралтейство в одном из путеводителей: «Главный фасад состоит из трех частей. В центре здания массивный куб, на котором находится башня с золотым шпилем. Симметричные крылья здания украдены каждый тремя портиками дорического ордера: одним двенадцати колонным, поддерживающим высокий треугольный фронтон, и двумя шести-колонными, которые завершаются архитравным перекрытием.

Такие же три портика на боковых фасадах, выходящих к Зимнему дворцу (рис. V.201) и Сенатской площади (ныне площадь Декабристов). Сочетание портиков, центрального куба и гладких стен, отлично найденные пропорции всех частей создают замечательный художественный эффект. Здание торжественно, монументально, величественно, но вместе с этим удивительно изящно» (П. Новопольский).

Вернемся к центру здания. В кубе прорезана триумфальная арка. По бокам арки, на постаментах, стоят скульптурные изображения морских нимф, держащих земную и небесную сферы. Эти скульптурные композиции были выполнены замечательным скульптором Ф. Ф. Щедриным.

Над аркой барельефное изображение двух фигур крылатых Слав со скрещенными победными знаменами.

Выше, на аттике, — знаменитый горельефный фриз «Заведение флота в России». На горельефе изображен бог морей Нептун, вручающий Петру I трезубец — символ власти над морем. Рядом с Петром I — Россия в виде молодой женщины и боги огня, ремесел и торговли. С двух сторон их окружили тритоны и нимфы, выступающие в роли корабелов (рис. V.202).

Крылатые Славы над аркой и «Заведение Флота в России» были выполнены выдающимся скульптором И. И. Теребеневым.

Завершают куб четыре статуи античных героев — Ахиллеса, Аякса, Пирра и Александра Македонского. Статуи были изваяны Ф. Ф. Щедриным.

Над кубом деревянная башня Коробова, которую Захаров не стал разрушать, а окружил с четырех сторон ионической колоннадой. Ее венчают 28 статуй. Они аллегорически изображают четыре стихии, четыре времени года, ветры четырех направлений, богиню плодородия Изиду и музу астрономии Уранию. Каждая из статуй повторена дважды. Скульптуры были выполнены по моделям С. С. Пименова и Ф. Ф. Щедрина. Выше — фонарик и над ним золоченый шпиль высотой 72 метра, увенчанный «яблоком» и золотым корабликом, форма и размеры которых не подверглись изменениям со времен Петра I (рис. V194).

56 больших скульптур, 11 крупных рельефов, 350 лепных украшений выдающихся ваятелей В. И. Демут-Малиновского и С. С. Пименова украшали здание Адмиралтейства.

В первой половине XIX века вдоль главного фасада и перед боковыми фасадами был устроен бульвар для прогулок. Пушкин в «Евгении Онегине» напишет:

… Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар…

Во второй половине XIX века ансамбль Адмиралтейства подвергся большим искажениям. Были убраны 22 скульптуры, украшавшие портики и символизировавшие русские реки, месяцы. Исчезли скульптуры, изображавшие части света: Европу, Азию, Африку, Америку, которые находились под двенадцати колонным портиком, остались только гранитные постаменты.

Территория со стороны Невы, между боковыми крыльями, была продана частным лицам для застройки. Проекты домов для строительства не согласовывались, и Адмиралтейство со стороны Невы закрылось безликими зданиями. В 70-е годы XIX века засыпали канал, проведенный из Невы во внутренний двор Адмиралтейства.

Позже на месте бульвара был разбит большой сад с высоко растущими деревьями. Деревья закрыли вид на главный фасад. Пришлось вырубать часть деревьев, чтобы открыть вид на башню и на боковые портики главного фасада Адмиралтейства.

А. Д. Захаров был высокообразованным архитектором. В нем сочетались замечательный проектировщик и блестящий график, опытный конструктор и строитель.

По одной из версий, жизнь талантливого зодчего трагически оборвалась 8 сентября (27 августа) 1811 года в его собственной квартире, находившейся в здании Академии художеств (рис. V.203); по другим источникам это случилось на улице. Он был одиноким холостым человеком, ему только что исполнилось 50 лет.

А. Д. Захарова похоронили на Смоленском кладбище.

В 1940 году прах зодчего был перезахоронен на Лазаревском кладбище (рис. V.204), рядом с известными архитекторами Воронихиным, Старовым, Росси, Кваренги.

Постройку Адмиралтейства заканчивали уже без Захарова. Последние леса были убраны в 1828 году. Творение зодчего получило всеобщее признание. Здание Адмиралтейства стало доминантой славного города.

В отчете Академии за 1811 год мы читаем: «Академия в сем году лишилась сочлена своего, профессора архитектуры, статского советника Захарова, какова потеря, по сведениям и дарованиям его, весьма для Академии чувствительна. Опыт талантов его и правильного вкуса в строении достаточно представить может и одно ныне строящееся здание Адмиралтейства, отличающееся великолепием и красотою» (рис. V.205).

В дни блокады золотую иглу Адмиралтейства укрыли серым чехлом, чтобы она не служила ориентиром при артобстреле и бомбардировках.

В тяжелые дни блокады защитники города исправляли повреждения, а 60-летний ленинградский скульптор А. Я. Троупянский регулярно ходил к Адмиралтейству как на работу: он восстанавливал разбитые барельефы на фасаде здания.

Адмиралтейство стало символом славы, а очертание Адмиралтейской башни украсило медаль «За оборону Ленинграда».