Первые архитекятурные проекты и сооружения

135

1780 год. Раскрывается новая сторона таланта Н. А. Львова: он увлекается архитектурой, которая станет в его жизни самым главным. До сих нор остается неизвестным, где Львов получил архитектурное образование. До 1780 года он не строит и не проектирует ни одного здания. Существует мнение, что наставником его мог быть архитектор Алексей Алексеевич Иванов (1749- 1802), преподаватель архитектурных классов в Академии художеств. Львов дружил с его сыном И. А. Ивановым, художником, и часто бывал у них дома. Возможно, Львову помог Савва Иванович Чевакинский — выдающийся представитель русского барокко. Они были земляками, из одного Новоторжского уезда. Вероятно, природный дар Львова, окружающая обстановка и призвание сыграли важную роль в его становлении как архитектора.

70-е и 80-е годы XVIII столетия — период раннего классицизма в России. Развивается строительство, чему способствовала «Комиссия о каменном строении С.-Петербурга и Москвы». Большое воздействие на русский классицизм оказало творчество итальянского архитектора, представителя Позднего Возрождения Андреа Палладио. Трактат Палладио «Четыре книги об архитектуре» переводится на русский язык. Изучая архитектурное наследие Палладио, Н. А. Львов становится последователем и распространителем его идей.

Одной из первых архитектурных работ Львова была «Александровская дача» в Павловске, для маленького внука Екатерины II Александра. Львов, используя природный рельеф, строит малые архитектурные формы и другие сооружения, посвящая их отдельным эпизодам СКВЗКИ, сюжет которой написала сама императрица.

В 1779 году в Россию приезжают работать архитекторы итальянец Джакомо Кваренги (1744-1817) и шотландец Чарльз Камерон (1730-1847), которые оказали огромное влияние на архитектурное развитие Львова. С первым сближала любовь к музыке. Со вторым Львов работал в 80-е годы в Павловске, где Камерон строил дворец, а Н. А. Львов возводил архитектурный ансамбль для внука императрицы.

Одним из первых и ответственных проектов Львова был проект храма святого Иосифа в Могилеве. Он возводился в честь подписания исторического договора между Австрией и Россией.

Львов очень волновался. Он боялся не справиться с поставленной перед ним задачей, но одновременно чувство собственного достоинства не позволяло ему отказываться от лестного предложения.

Проект был представлен императрице и утвержден. Все страхи были позади. Львова отправляли в Могилев «… для соглашения плана с местом и преподания наставления, потребного для закладки». Львов разработал не только проект храма. Он выступил и как градостроитель — на месте возведения храма была организована площадь. Николай Александрович также выступил как конструктор: взяв за основу купол Пантеона в Риме, он создает купол, пригодный для российских климатических условий. Об освещении церкви первый биограф архитектора сообщал: «Церковь освещена невидимо. Вход н церковь в полусвете, сама церковь освещена вдвое, алтарь освещен вдвое против церкви».

Строительство храма продолжалось семнадцать лет и было завершено в 1797 году. На строительстве работал мастер по сводам шотландец Адам Менелас, Львов хорошо знал мастера и полностью ему доверял. Иконостас для собора расписывал живописец Владимир Лукич Боровиковский (1757-1825), друг Львова.

13 марта было дано распоряжение о постройке в Петропавловской крепости «ворот с архитектурными украшениями к водяной стороне крепости». Сооруженные ворота простоя.’in недолго. В 1746 году началась их реконструкция и строительство деревянной пристани на берегу.

В конце 70-х годов по проекту Львова была произведена облицовка степ крепости гранитом. Естественно, фасаду ворот требовался новый облик.

Ворота стали достопримечательностью города на Неве и неотъемлемой частью архитектурного ансамбля Петропавловской крепости. Невские ворота получат и второе название Ворота смерти: через эти ворота увозили приговоренных к смерти узников. Это будет позже, а пока Львов работает над проектом. Проект был утвержден в 1780 году (рис. V.127), но замысел зодчего воплотился в жизнь только в 1784-1787 годах.

Ворота представлены четырех колонным, двух парным портиком тосканского ордера, увенчанным мощным фронтоном. Каждая пара колонн соединена у основания двумя большими гранитными блоками. Арочный проем закрыт большими воротами с калиткой (рис. V.128). Комендантская пристань была сооружена из гранита и вынесена далеко в реку. Связь пристани с берегом осуществлялась трех пролетным гранитным мостом.