Особняк СП. Рябушинского на Малой Никитской, 6/2 (1900)

64

Степан Павлович Рябушинский — один из восьми представителей третьего поколения известных купцов. Он был известен не только в промышленных и банковских кругах, но и среди творческой интеллигенции как собиратель и исследователь древнерусской живописи, являлся директором первого автомобильного завода «ЛМО» в Москве.

В 1900 году был утвержден проект и начато строительство усадьбы для С. П. Рябушинского недалеко от Никитских ворот, напротив церкви Большого Вознесения, на Малой Никитской, 6/2 (рис. V.330, V.331).

Усадьба состояла из отдельно стоящего особняка и хозяйственных построек. Особняк Рябушинского по архитектурно-планировочному решению и художественно-декоративному убранству в полной мере воплотил характерные черты стиля модерн.

Общая композиция особняка представляет собой геометрический объем — куб. К нему с южной и западной сторон пристроены оригинальные крыльца с массивными колоннами и арками различного очертания.

Стены особняка облицованы глазурованным кирпичом и прорезаны на разных уровнях окнами неодинаковой конфигурации. По южному, западному и восточному фасадам дома проходит широкий фриз с изображением орхидей (рис. V.332). Одни окна врезаны во фриз, другие занимают всю высоту этажа. Такое расположение окон образует самобытный ритм фриза. Далее следует сильно выступающий карниз в виде консоли. Завершает фасад аттик.

Дом с внешней стороны выглядит двухэтажным, но внутри имеет несколько этажей, объединенных лестницами и хозяйственным лифтом.

Парадный вход (рис. V.333) на южной стороне дома ведет в вестибюль-гардеробную, художественно-декоративное убранство которого должно было приблизить человека к природе (рис. V.334).

Мозаичный рисунок пола вестибюля напоминает круги на воде. Витражи отделяют вестибюль от прихожей. Рисунок витражей напоминает крылья бабочки или стрекозы. Венчают витражи два светильника (в настоящее время они закрыты шкафами, и только светильники над шкафами напоминают о былой красоте). В прихожей большое зеркало с пейзажным витражом, и кажется, что сюда прилетят бабочки или стрекозы с предыдущих витражей. Слева от зеркала — небольшая дверь, ведущая в холл.

По сторонам от прихожей находятся комнаты. Справа, в восточной стороне дома, расположены большой и малый кабинеты. Большой кабинет предназначался для работы. У громадного полуовального окна стоит большой письменный стол.

На противоположной стороне от окна яркие пятна — подковообразный витраж с рисунком веточки лаврового деревца — символом успеха в деловом мире, а в углу — камин, облицованный зеленым мрамором.

По потолку проходят прямоугольные деревянные балки темного цвета, которые из конструктивных элементов превращены в декоративные, на них на оригинальных цепях висят светильники, в центре большая люстра.

Малый кабинет предназначался для отдыха.

Слева от прихожей, в западной стороне дома, находятся гостиная и столовая, самые большие и роскошные комнаты. Двери в гостиную выглядят величаво. Наружные створки дубовые, украшенные орнаментом из стеблей папируса, внутренние — ореховые, украшенные стилизованными розами.

Потолок гостиной декорирован лепниной ручной работы, а у окна — живописный плафон: на голубом небе желтые хризантемы с улиткой на стебле.

Столовая, самая большая комната, отделанная дубовыми темными панелями, подверглась большим изменениям (рис. V.335). На противоположной стороне, напротив двери из гостиной, находился большой, по всей высоте комнаты, самый прекрасный в доме беломраморный камин с горельефами. Камин напоминал триумфальную арку прямоугольной формы: две колонны с мощным аттиком, декорированные горельефами (камин разобрали в 1932 году). В углу, справа от камина, почти незаметная дверь ведет в переднюю-буфетную. Светильники-люстры, украшавшие комнату, напоминали букет белоснежных цветов (люстра и мебель пропали). Почти на всю ширину стены — огромное окно из двух узких боковых створок и центральной большой части, с переплетами криволинейного очертания, повторяющими рисунок веток деревьев. Окно декорировано металлической решеткой.

Слева от окна небольшая дверь, через которую можно выйти в сад.

На противоположной стене от окна был устроен большой арочный проем (декорированный такой же решеткой, как и окно), открывающий вид центральной части особняка, похожий на сказочный мир подводного царства. В настоящее время проем закрыт дверными створками.

На первом этаже находятся еще три комнаты: передняя-буфетная рядом со столовой (сохранился шкаф-лифт для подачи готовых блюд из кухни, расположенной в подвале), другая небольшая комната предназначалась для слуг, третья, возможно, была кабинетом управляющего домом. Здесь же находился второй, хозяйственный вход в дом со двора.

Центральная часть особняка холл — как и другие помещения, подчинена художествен но-декоративным эффектам, что делает ее самой образной, прекрасной и грандиозной. В этом изумительном пространстве все связано с подводным и земным миром: стены выкрашены в зеленоватый цвет, а с высоты второго этажа, высеченный из зеленовато-серого вазелемского мрамора, несется поток воды в виде волны высотой с ограждение (рис. V.336). И кажется, что в какую-то секунду поток воды остановился, чтобы в следующее мгновенье ринуться вниз и у основания лестницы устремиться вверх, выбросив из морской пучины светильник в виде медузы. Сверху медуза напоминает черепаху (рис. V.337).

В срезанном углу лестницы, на всю высоту двух этажей устроен голубовато-синий витраж с символами природы. На промежуточной лестничной площадке в углублении стоит диванчик для отдыха, а над ним балкон с металлической оградой (рис. У.338).

Лестница освещена естественным световым фонарем.

Мы стоим на площадке второго этажа. Слева, в восточной части дома, расположены две комнаты, где хранилась коллекция русских икон. Справа узкий коридор огорожен как бы фрагментом аркады — полуарками и частью колонны, увенчанной скульптурно-декоративной капителью с изображением саламандр и лилий (рис. V.339). По коридору можно пройти в молельню, расположенную на третьем этаже, в северо-западной части дома.

Центральная дверь вела в кабинет Анны Александровны, жены Рябушинского, откуда можно было пройти в будуар, а затем в спальню. Рядом со спальней находилась ванная комната. Все три комнаты имели минимум декора.

С помощью отделочных материалов, цвета, лепнины, естественных пород дерева, светильников Шехтель создал интерьеры на тему времен года: кабинет — весна, будуар — зима, а спальня — лето.

Мы спускаемся во двор. Здесь находились три хозяйственных строения. В левом, двухэтажном, на первом этаже находились дворницкая и прачечная, на втором этаже — жилые комнаты, в центральном — конюшня и каретный сарай, в правом — одноэтажные сараи.

Хозяйственные строения были отгорожены от парадной части усадьбы несложной оградой — на невысоком цоколе простая металлическая решетка.

Территорию участка огибает ограда. Малая высота основания с прозрачной металлической решеткой, выполненной в виде чешуи, не закрывала усадьбу от наружного обзора.

Трагичны были судьбы архитектора и владельца дома. До краха оставалось немного времени.

Недолго прожил С. П. Рябушинский в своем особняке. В 1919 году он с дочерью вынужден был покинуть родину. Поселились они в Милане, а затем в доме под Генуей, где в 1942 году С. П. Рябушинский скончался в возрасте 62 лет.

Ф. О. Шехтель прожил 8 лет в собственном доме на Большой Садовой, который построил для себя в 1909 году (рис. V.340). В этом доме бывали В. Маяковский и другие друзья сына Шехтеля, представители нового направления в искусстве — футуризма и кубизма.

Здесь впервые, написанная и иллюстрированная от руки, вышла поэма В. Маяковского «Я».

Новая власть национализировала собственный дом архитектора Ф. О. Шехтеля. До самой смерти он ютился в одной комнате с дочерью в коммунальной квартире. Были утеряны личные вещи, которые он собирал с большой любовью. Ему предлагали уехать за границу, но он не хотел быть эмигрантом.

За несколько недель до смерти Ф. О. Шехтель написал И. Д. Сытину, известному издателю и просветителю: «Я строил всем Морозовым, Рябушинским, Дервизам и остался нищим, глупо, но я чист».

26 июня 1926 года Ф. О. Шехтеля не стало.

66 лет имя Ф. О. Шехтеля пытались предать забвению. Его творения подвергались жестокой критике. Но истина восторжествовала. И даже, как знак признания его таланта, его именем была названа малая планета.