Логика и свет

25

Прогресс характеризуется не одним лишь творчеством Ле Корбюзье: логика приводила иногда к сходным результатам и других архитекторов. Так, развивалось, например, творчество Мис ван дер Роэ. Но происходившее во Франции объяснялось главным образом влиянием Ле Корбюзье. Уже отмечалось, например, различие между домами, построенными в 1926 г. в Булони на Сене Реймоном Фишером и Малле-Стевеном, и домами Ле Корбюзье.

Дома первых двух архитекторов, современные по внешнему виду, оставались традиционными по планировке. Реймон Фишер придерживался традиционных методов и в других своих работах, таких, например, как вилла на Марне с ее приятным классическим фасадом, напоминающим дома Адольфа Лооса. Но в своих поздних работах, таких, как небольшой дом в парижском районе Сите Лоррен и дом в Вокрессоне близ Парижа, он меняет метод и, применяя бетонные столбы между наружными стенами по тому же принципу, как Ле Корбюзье в Булони на Сене, обеспечивает такое же разнообразие в планировке этажей.
Ле Корбюзье построил много жилых домов среди них дом в Париже, так называемый Мезон Пленекс (1927), дом в Картаже (1928) и удачная пристройка к старой вилле в Даврей (1928-1929). Но самой известной постройкой Ле Корбюзье после Штутгартской выставки была вилла Савуа в Пуасси, спроектированная в 1928 г. и законченная лишь в 1931 г. Принцип конструкции и планировки тот же, что и в вилле в Гарше, но весь проект носит совершенно иной характер. Основой конструкции служат железобетонные столбы. Жилые помещения на втором этаже, почти квадратном в плане, состоят из «большой комнаты», примыкающей к ней кухни, террасы, выходящей на две стороны, и спален, сгруппированных в противоположном углу. В центре этажа находится пандус, поднимающийся с первого этажа на третий, в то время как лестница отодвинута немного в сторону к холлу, куда выходит «большая комната» и кухня, и который соединен со спальнями.
Самая удачная часть второго этажа — просторная «большая комната» длиной 10,7 м; две трети ее длины смежны с террасой, которая, по существу, представляет собой еще одно большое помещение без крыши, но со стенами и проемами, как в жилых комнатах. Площадь первого этажа значительно меньше, так как он отодвинут с трех сторон от несущих столбов. С одной стороны он закруглен и с закругленного конца вмещает холл, комнату для прислуги, прачечную, комнату для гостей и спальни для прислуги; с другой же стороны находится гараж, где три машины можно поставить по диагонали, что создает большее удобство во время осмотра и ремонта, чем при обычном расположении.
Наверху на плоской кровле устроены сад и площадка с кабинами для солнечных ванн. Стены дома кирпичные, пандус железобетонный. Крыша сконструирована из пустотелых плит на слое цемента; там, где сад, плиты покрыты битумным раствором с гравием, там, где терраса, — бетонными плитками. Окна с двойными стеклами раздвигаются так же, как в доме Корбюзье в Штутгарте.
Оценка наружного вида виллы была весьма различной. Назвать здание красивым трудно. На близком расстоянии оно производит впечатление длинной узкой коробки на тонких подставках. Проект не стал убедительнее оттого, что пропорции его основываются на правилах геометрии, здание похоже скорее на продукт логической абстракции. Оно не так привлекательно, как многие дома в Штутгарте, включая постройки самого Ле Корбюзье, и значительно уступает домам Гропиуса в Дессау.