ИСТОРИЗМ В ТВОРЧЕСТВЕ АРХИТЕКТОРОВ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ И ИХ РОЛЬ В СТАНОВЛЕНИИ АРХИТЕКТУРНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ 70-х ГОДОВ

51

В 1957 году со страниц журнала Aichiteciural Revie известный английский критик Райнер Банхэм подверг жесткой критике происходящее отступление Италии от модернистского движения, назвав это явление инфантильной регрессией итальянской архитектурной культуры. Критик обвинял, прежде всего, журнал Casabelia во главе с Роджерсом в том, что он породил отступление, поддержав стиль неолиберти и ряд последующих произведений, которые фактически явились продолжением этой линии. К ним относятся башня Веласка в Милане, здание универмага Ринашенте в Риме (арх. Ф. Альбини), жилой дом на ул. Чирко (арх. Фиджини, Полини). Каждая из этих работ по-своему иллюстрирует тему освоения исторических традиций и принципа преемственности.

Творческий коллектив возник в конце 20-х годов и на своем пути отражает эволюцию взглядов наиболее передовой части архитекторов Италии за последние 50 лет. В начале своей деятельности они присоединились к рационалистическому движению, которое после войны переросло в движение MSA, возглавляемое с 1947 года Бельджойзо. В то время группа ББПР приобретает большую популярность, создав на миланском кладбище монумент павшим борцам с фашизмом (1946 г.), в память известных архитекторов: Персико, Терраньи, Пагано, Джоли, Банфи (Бельджойзо два года находился в концентрационном лагере Маутхаузен). Монумент представляет собой небольшое сооружение из пространственных металлических конструкций на крестообразном каменном основании. Тема креста также повторяется в металлических конструкциях как напоминание религиозного символа. Образ монумента создается сопоставлением абстрактного с конкретным, экспрессивных элементов со строгим лаконизмом сооружения. В монументе критика впервые уловила признаки преемственности традиций уникального итальянского авангарда-футуризма. В этом сооружении, — писали они, — рационалистическая матрица миланской области переводится в символическое послание разума, который является единственным надежным противодействием всем его противникам. Это то, чему надо следовать для достижения правильных результатов. Разум представлен в монументе как — память, продолжение и надежда.

С середины 50-х годов группа ББПР все дальше отходит от принципов рационализма и становится во главе архитекторов, поиски которых идут в плане освоения исторических традиций. На первый план ставится проблема выразительности и образности в архитектуре. Источник развития архитектуры группа ББПР видит в проникновении исторического прошлого в настоящее. Первым произведением, в котором нашли отражение эти тенденции, была башня Веласка, полифункциональное здание, построенное в 1958 г. в центре Милана, как часть обширной программы реконструкции исторического центра города на отдельных, разрушенных войной участках. Предложенное ББПР решение башни Веласка на основе применения современного языка и технологии, в сочетании с формами, которые определенно вызывают исторические образы, приобретает особый резонанс.

Здание состоит из двух объемов — нижнего, более узкого, где размещаются конторские помещения, и верхнего, более широкого, где находятся квартиры. Эти два огромных объема соединяются посредством наклонных консолей. Мощный несущий каркас здания четко выявлен на фасаде. Интересно решается пластическая моделировка большой крыши, которая играет особую роль в создании вертикальной силуэтной линии центра Милана. Авторы поставили задачу придать зданию черты итальянской культуры, особенность ее истории, однако, без имитации форм прошлого. Этот небоскреб находится в центре Милана, всего лишь в пятистах метрах от собора, и мы считаем необходимым, чтобы оно дышало атмосферой места и, более того, делало эту атмосферу более насыщенной,- писали авторы. Хотя здание и не повторяет старые формы, не имеет декоративных элементов, во всем его облике чувствуется влияние конкретной среды. Сложная композиция, по словам авторов, вызвана не только необходимостью максимально использовать узкий участок, зажатый между двумя улицами, но также идеей исторической преемственности, подсказавшей формы нового здания, расположенного в старом центре. С помощью различных понятий авторы стремились обострить уже известные темы, в частности темы метода и среды. Что касается формы, то, по их словам, она вытекает из реального содержания, поскольку отвечает объективной технике решения проблемы, передавая при этом персональность поэтического языка.

В то время тему восстановления прошлого архитектуры пытались обходить. Поэтому не случайно, что здание башни Веласка вызвало большую полемику, особенно со стороны молодых. Например, Капелла говорил об усталости башни Веласка. Росси и Тинтори рассматривали башню как замечательное произведение архитектуры, но уже сдавшееся патетике времени. Они признавали, что это произведение было глубоко традиционным, а его образ (как они говорили — очень миланский) вскоре стал символом новой силы.