В ПОИСКАХ САМОБЫТНОГО ПУТИ В АРХИТЕКТУРЕ И НЕПРЕРЫВНОСТИ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

100

В последнее десятилетие сформировалось течение Тенденция — итальянский неорационализм, как попытка уберечь архитектуру от потребительского духа, который, по мнению критиков, приобретает всепоглощающий характер. Это течение было также призвано помешать подрыву архитектуры силами техники и экономики, господствующими в капиталистическом обществе.

Наиболее яркими представителями течения Тенденция являются Аймонино, Росси, Грасси, Преготти, Пурини, Наталини, Тафурк (как один из теоретиков-родоначальников этого течения). Все они переносят акцент от здания на улицу, квартал и целый район, уделяя большое внимание памятникам архитектуры, историческим зданиям и пространственным связям города. Это — поиск изначальных элементов, составляющих архитектуру.

Теоретические основы Тенденции впервые были высказаны в. двух трудах: Архитектура города Альдо Росси (1966 г.) и Логическое построение города Джорджо Грасси (1967 г.), имевших исключительное значение.

Первый автор настаивал па том, чтобы, различные, заранее установленные, архитектурно-градостроительные элементы были способны определить морфологическую структуру города, которая меняется со временем. Грасси же попытался сформулировать законы архитектурной комбинации и композиции, т. е. логику архитектуры, которая очень точно определяет формы выражения. Эти два автора отвергают идею о том, что всякая форма должна отвечать функции, или что форма следует функции. Они, наоборот, утверждают относительную независимость архитектурных форм. Это в какой-то степени отказ от современности, т. к. они нашли место архитектуре где-то посередине, между созиданием и памятью. Грасси развивает радикальную оппозицию проблеме зонирования, т. е. разделения города на зоны, каждая из которых соответствует определенному разделению функций. Он больше обращается к первичным модулям и элементам города, таким как улица, двор, портик, симметрия, классический порядок, ритмическое постоянство…

Осознавая, что рационализм может поглотить и деформировать, духовное начало, Росси использует архитектурные элементы эпохи Просвещения, т. е рациональные, чисто геометрические формы и строгую простоту, предложенные во второй половине XVIII века в работах Пиранези, Леду, Буле, Ложье.

Воспроизводя положение, изложенное в 1910 г. в Архитектуре А. Лоосом, Росси мастерски выразил тот факт, что современные методы архитектуры являются плохими посредниками в передаче идей, они доказывают необходимость в использовании аналогичных архитектурных форм, в заимствовании в самом широком смысле элементов и рекомендаций местных архитектурных форм. Сущность этих идей регулярно получала конкретное воплощение в различных проектах, созданных Росси. В жилом комплексе Галларатезе в пригороде Милана нашла великолепное отражение архитектура традиционного Миланского жилища. В проекте городской ратуши в Триесте (1973 г.) одновременно отдается дань уважения местным архитектоническим традициям и иронически трактуется подлинная природа современной бюрократии. Отказ от модернизма и стремление создать архитектурные формы, напоминающие что-то, привели к тому, что Росси часто возвращается к архитектонической типологии и манере строительства, характерной для XIX века. Тафури называет его уникальным главой школы, которому следуют больше, о котором спорят больше, чем о других, и который способен непрерывно питать своими работами ту полемику и интерес, в которые вкладывается сама концепция архитектуры.

Представители итальянской Тенденции во главе с грозным упрощенцем Росси предложили редукцию самых главных констант урбанизма (улицы, площади), а также универсальных строительных приемов (они ввели простые геометрические объемы, фронтон, деревянную несущую конструкцию, тесаный камень). Они не воскрешают классицизм непосредственно и явно, но они прибегают скорее к понятию порядка, которое объединяет традиционные формы, симметрию, главные и второстепенные оси, классическую связь сооружения с городской тканью. Их проекты имеют тенденцию экскурсов в прошлое, однако, скорее па уровне некоего параллелизма, чем через непосредственное их воскрешение в памяти, — пишет Мунтони.

Формальные принципы неорационализма были сформулированы Росси и его последователями на XV Международной секции миланской выставки Триеннале в 1973 году. Они стремились спасти архитектуру от скованности, возродить строгость, широко применяя достижения лингвинистической области последнего периода. Большое влияние на них оказали работы Клода Леви-Стросса по структуралистической этнологии, главная мысль которой состоит в том, что все культурные выражения исходят из так называемых базовых структур, одинаковых для всех обществ. Представители Тенденции считали, что и архитектура базируется па объективных структурах, лежащих в основе тотальности архитектурной истории. Они предлагают альтернативу изменения порядка, которая, пройдя несколько стадий трансформации, может руководить, управлять сооружением, конструкцией, за счет одного отдельно взятого здания влиять на целые образы или городские модели. Каждый потребитель должен иметь свободный выбор внутри какой-то базовой структуры, которая, с одной стороны, конечно упорядочена, но с другой не является иерархической и служит для того, чтобы быть стимулятором.