Тема неореалистической поэтики

76

Тема неореалистической поэтики крупного городского масштаба прослеживается в конкурсном проекте Римского железнодорожного вокзала (в соавторстве с Ридольфи) (1947 г.). Однако в свое время он не был понят. Авторы утверждали, что их проект специально был задумай со сводчатым перекрытием, что должно было напомнить находящиеся поблизости перекрытия терм Диоклетиана. Эти тонкие намеки в проекте выразились в филигранной технике. Однако их идеи относительно восстановления региональных и местных структур в образе коллективной памяти начали завоевывать позиции все более и более устойчивые спустя десять лет, — пишет Портогези. В то же время проект вокзала был в какой-то степени программным и предполагал два глобальных направления, которым можно было бы следовать.

Тема неореалистической поэтики продолжается в совместной работе Кварони и Ридольфи — проекте жилого квартала Тибуртино в Риме (1950 г.). После этого Ридольфи все более углубляется в тему экспрессии. Для Кварони район Тибуртино означал заключительную главу эксперимента подобного рода.

Из последующих произведений привлекают внимание застройка Ла Мартелла в городе Матера, генеральный план города Иврея, который явился результатом многолетнего сотрудничества Кварони в области градостроительства с фирмой Оливетти, конкурсный проект жилого квартала Сан-Джулиаио в Местре, генеральные планы городов Бари, Равепы, Туниса, церковь Гибеллина в Трапани, филиал Римского банка на площади Марчелло, университеты в Калабрии и в Лече и др.

В градостроительных проектах впервые ставится задача предусмотреть генпланом города, или хотя бы проконтролировать, формы будущих проектов не через прямое применение этих форм на бумаге, как это делалось в городах Литториа или Сабаудиа, а, говоря словами критики,- на ковре монументального архитектурного языка. Кварони предостерегает архитекторов от поспешных решений, упрощений и в определенной степени рациональности, под которой он подразумевает плохо прикрытый схематизм. С несколько спорным требованием о неотложности строгого контроля над этими компонентами, Кварони обращается ко всем архитекторам, призывая их к ремесленничеству, понимаемому как терпеливый труд, измеряемый мудрым обращением с материалом.

В 60-е годы внимание градостроителей постепенно начинает привлекать структура города своими корнями, уходящими в древность. На этом этапе встает во всей своей остроте проблема перестройки культурной среды самого города. Именно этим вопросам посвящена книга Кварони Критическая история градостроительства. Здесь он обращает внимание исследователей на то, что для подлинного решения планировочных вопросов требуется познание реальности как настоящей, так и прошлой.

В градостроительных работах Кварони неизменными остаются две позиции: планировка города и его историческое прошлое. На эти незыблемые понятия делаются различные намеки: иносказательные, интуитивные, нормативные, рациональные… Для Кварони история города складывается из архитектуры мемориальных комплексов, созданных культурой той или иной эпохи. Поэтому она трактуется как непрерывное наслоение исторических категорий. В решении генплана наиболее важной Кварони считает проблему возрождения качества и ценностей, которые, по его мнению, почти всегда и везде искажаются. Однако эта концепция несколько отвлеченна, реально же насущные интересы города определяют процессы городского строительства.

Планировка города, по мнению Кварони, является гибридом, заимствует образы, углубляется в эстетику, является одним из тех направлений поисков и якорных стоянок, которые постоянно меняются.

В работах Кварони последнего периода проявляется стремление процеживать и сохранять, отметать и накапливать. Он вновь возвращается к проблемам города, к его историческому прошлому и к важности вопросов изучения городского пейзажа и использования символов коллективной памяти. С этой точки зрения привлекает внимание одна из последних его работ по реконструкции оперного театра в Риме (1983 г.).

Старый театр занимает небольшое здание в центре Рима, состоящее из зрительного зала и нескольких пристроек, сделанных М. Пьячентини в 1927 г., когда частный театр был превращен в оперный. Несколько лет тому назад было решено перестроить театр. Новая пристройка по проекту Кварони должна занимать почти всю бывшую площадь. Стилобат здания четырехметровой высоты из неотесанных блоков известкового туфа приподнят таким образом, чтобы въезд транспорта на автостоянку был с нижнего уровня. Над стилобатом возвышается лоджия, которая образована колоннадой из 82 отполированных колоссальных розовых гранитных колонн, .напоминающих античные. Внутри колоннады находится дополнительный зрительный зал на 700 мест, который можно использовать как для театральных представлений, концертов, танцев, так и в качестве конференц-зала либо совместно с театральным фойе, или самостоятельно. Здание завершается выступающей бетонной крышей. Фасады облицованы гладкими плитами туфа в стиле Римского палаццо XVIII века.