Вопрос гуманизации среды

1

Основное внимание авторы уделяют вопросу гуманизации среды, сохранения масштабности человеку, особенно в общественной части комплекса, предназначенной для контактов и коллективной жизни. Следует отметить колористическую и пластическую выразительность отдельных архитектурных элементов. Это достигается разнообразием типов квартир, подчеркиванием дуплексов на фасаде, динамическим сдвигом архитектурных объемов, выявлением круглых башен вертикальных коммуникаций, чередованием глухих плоскостей и лоджий.

Критика характеризует комплекс Монте Амиата как возвращение к традициям конструктивистов 20-х годов в рамках новаторства. В то же время в нем можно увидеть, как складываются вместе и становятся единым фактором мотивы и фрагменты недавней истории архитектуры. Например, здесь мы видим ссылку на Ле Корбюзье, а также отражение творческой биографии самого Аймонино.

Что касается Росси, то он больше обращается к итальянской архитектурной культуре. В планировочном решении корпуса он вводит элементы из наследия миланского строительства XIX века. Чаще это элементы народной архитектуры.

Я уверен, — пишет в этой связи Росси, — что пространство, которое необходимо для каждодневной жизни, большой портик, дороги — галереи, лоджии смогут выставить напоказ те глубокие народные корпи архитектуры того большого дома-комплекса, который мог бы находиться вдоль любой магистрали Милана или Ломбардии.

Несмотря на то, что в комплексе Моте Амиата достигнуто единство и градостроительная целостность, Тафури пишет: Умеренному экспрессионизму Карло Аймонино, который использует свои жилищные блоки в сложном контексте искусственных коммуникаций, Росси противопоставляет пуризм своего геометрического блока, который находится вне всякой идеологии, или утопических предложений новых способов жизни.

В комплексе Монте Амиата нашли отражение многие градостроительные тенденции, характерные для итальянской архитектуры 1970-1980 годов. Примером служит отказ от некоторых положений Афинской Хартии и в первую очередь от метода функционального зонирования, которому противопоставляется принцип интегральной застройки.

Включение в единый ансамбль жилья, общественных учреждений, коммерческих предприятий, амфитеатра и транспортных коммуникаций способствует полифункциональной активности квартала.

В жилом районе Зен на 20 000 жителей в Палермо (Греготти, Аморозо, Бизоньи, Пурини, 1969) авторы ставят целью реорганизацию производственного сектора, разделение задач и ролей. Это определяет форму контроля над всеми операциями проектирования и координирует различные производственные и финансовые процессы. Авторы используют идеологию квартала-острова. Расположенный на окраине города, замкнутый в себе жилой комплекс продолжает ось от центра Палермо в сторону моря, намеченную еще в XVII веке. Здесь Греготти обращается к сознательному упрощению реальности. Планировка комплекса напоминает островки, в основе которых лежит строгая геометрия. 18 блоков-корпусов, шириной 65 м, длиной 129-180 м, расположенных в трех параллельных рядах, состоят из домов различных типов, расположенных по контуру: дома с балконами, с галереями, высокие, низкие, с внутренними дворами, стоящие обособленно и т. д. Семиэтажные дома, составляющие внешнюю часть одиночных блоков-островков, видны издалека и напоминают обнесенную оградой цитадель: это город сам по себе, который защищается от возможного распада периферии. В конечном виде этот остров представляется как законченная структура, скомпонованная из комплекса зданий, переходов и внутренних коммуникаций. Три параллельные полосы — две внешних и одна внутренняя содержат общественные службы: спортивные площадки, центр коллективного обслуживания, школу, торговый центр, стоянки для машин. Внутри комплекса на пересечениях дорог создаются расширенные места в виде небольших площадей. Здесь во всем просматривается отношение авторов к ясному образу, необыкновенная сила природы и характер города Палермо.

Квартал Зен, — пишет Грегопи, — метеор, который оторвался от городского созвездия и сконцентрировался под угрожающей силой. Изменяются морфология и предлагаемые способы производства, остается желание защититься от угрозы. Всегда более абстрактной является структура, которая характеризует поиски нового равновесия. Планировка квартала Зен позволяет говорить об избытке геометрических форм и их творческой переработке.

Тема квартала-острова интересно продолжается в проекте жилою района для маленького города Чефалу (Греготти, 1976). Расположенный вдоль морского берега в долине св. Елия, жилой комплекс на 3500 жителей занимает территорию в 26 гектаров, каждый корпус имеет линейное развитие длиной 700 метров. Проект решен с учетом морфологии места, имея систему поперечных сооружений в долине в виде террасообразных подпорных стен, символизируя защиту исторической части города от натиска безликой периферии. Комплекс организован из восьми блоков, состоящих из двух параллельных корпусов с расположенным между ними внутриквартальным обслуживанием.

В проекте жилого квартала Корвиале в Риме, разработанном в 1978-1981 годах большой группой архитекторов под руководством Марио Фьерентино, проявилась тенденция к эксперименту с повой городской стратегией в отношении законченных больших размеров (длина дома — километр, ширина — 200 метров), направленной на создание новой формы вмешательства в римскую окраину. Проектом был отвергнут любой компромисс с городской неупорядоченностью; он противостоял натуралистической живописи, избегал элементарных повторных ходов, отдавая предпочтение модели сплошного жилого блока. Наиболее характерное его качество — большая плотность и морфологическое единство.