Градостроительные идеи Альдо Росси

81

Градостроительные идеи Росси с наибольшей полнотой раскрываются в его книге Архитектура города, в которой исследуются вопросы урбанистики в свете основных теорий города. Автор развивает понятие города с памятью и, в частности, высказывает мысль о том, что монументы способствуют кристаллизации этой памяти. Эта концепция опровергает концепцию модернизма, который не признает монументов, так же как и идей превращения общественных зданий в монументы. Итак, Росси обращает внимание архитекторов на морфологию города и призывает вернуться на тот путь, где город и монумент формируют коллективную память. Улицы, аркады, площади… эти знакомые элементы города (рационалистические элементы) снова всплывают в работах Росси с незыблемыми элементами архитектуры такими, как колонна, архитрав, карниз… Однако эти элементы трансформированы на базе новой технологии.

В предисловии к книге Архитектура города Росси говорит о том, что архитектура является конкретным знаком, резюмирующим все отдельные данные. Только совокупность множества факторов может подвести фундамент под создание теории города. Необходимо выявить силу и характерные черты всей этой урбанистической динамики. Говоря о проблеме выбора искусства и политики, А. Росси на первый план ставит вопрос определения архитектуры города. У него город реализуется сам по себе, через его субъективное представление. Эта идея города, где памятники представляют собой незыблемые точки человеческой созидательное, в то же время — это знаки внимания разума человека к коллективной памяти и, соответственно, они являются фундаментальными основами как классической, так и рационалистической архитектуры, которая развивается от географической логики города.

В архитектуре проблема познания, — пишет Росси, — всегда была объединена с вопросами тенденции и выбора. Так, в архитектурной теории само отношение к истории — это отношение к выбору. Внимание теоретика Росси сосредотачивается на вопросах урбанистического анализа и проектирования, которые тесно зависимы друг от друга и являются аспектами общей теории рационализма в архитектуре.

Мне кажется, теперь эти два аспекта (анализ и проект) располагаются внутри одного фундаментального исследования, где познание урбанистических факторов с одной стороны, а форма — с другой, становятся основами архитектуры. Итак, рациональность архитектуры заключается в ее способности опираться на факты, исследуемые во времени, а история города становится отправным пунктом не только для археолога, но и для человека искусства. Воссоздание реальности является неким актом, который посредством архитектуры устанавливает свои отношения с некоторыми объектами города, с идеями и историей.

Ссылаясь на эти высказывания Росси, попытаемся объяснить гипотезу города, как аналогии места, которая тесно связана с фундаментальными фактами конкретной урбанистической реальности. Аналогия места в проекте определенного здания для меня имела решающее значение. Если я ее хорошо читал, для меня проект уже существовал, как основа.

Аналогия места, искусство памяти, призыв истории — уже являются проектом — вот ключ для подлинного понимания метода Росси. Аналогия становится для Росси не только инструментом наполнения своих образов мнемоническими ссылками и заботой о подсознательных элементах, но и соединяется с типологией и становится способом познания и постройки урбанистической действительности. Подтверждение этого Росси видит в известностной картине Каналетто Перспектива Венеции, которая находится в музее Пармы. В этой картине Каналетто любовно и аккуратно, вплоть до мельчайших деталей, как это было ему свойственно, запечатлел вид своей родной Венеции с полным ощущением городской жизни. Однако изображенные здесь три монументальных творения Палладио, один из которых является проектом моста Риальто, а другие два — базилика и палаццо Кьерикати в реальности находятся в Виченце, каким-то мистическим образом вписаны в перспективу Венеции, создавая тем самым образ несуществующего города, вернее горда, существующего только в воображении художника. В картине некая урбанистическая среда является аналогией реальной Венеции, в ней есть все необходимые элементы, связанные с историей архитектуры этого города. Изменение географического местонахождения памятников ничуть не меняет представления о Венеции, какой мы ее знаем.

Эта ссылка помогла мне доказать, что логически формальная операция переходит па уровень проектирования, следовательно, гипотеза теории архитектурного проектирования, где элементы уже заранее предопределены, формируется только из окончательного результата операции. Архитектурный коллаж создает новый юрод, в котором эти компоненты увязаны между собой.

На основе аналогии Росси развивает мысль об отношениях между памятниками и городом, между частью и всем организмом урбанистики. Эту связь он отождествляет с теорией Альберти: дома — как маленького города или города — как дома.

В статье о современной итальянской архитектуре Дарди особенно выделяет в творчестве Росси тщательное изучение характеристик и данных места и очень внимательную, осторожную запись — наличии прошлого, называя это звучащими линиями, которые несколько приглушены глубокими слоями истории.