Дух традиционности в архитектуре

60

О присутствии духа традиционности в архитектуре этого здания Портогези пишет: Здесь память — это орудие борьбы против инертности современного города, его грубого и безразличного молчания, орудие, направленное конкретно против тех, кто думает, что город безнадежно приговорен предать своих богов, устранить навсегда Genius Loci.

Большой вклад в обновление архитектуры внесло течение, которое возникло после длительной политической борьбы 60-х годов. Его представляют Ф. Пуриии, Л. Термес, П. Мартелотти, римская группа Лабиринт. Они сконцентрировались вокруг Тенденции, которая к тому времени уже завоевала признание. Их заслуга в основном состоит в том, что они смогли внести в архитектуру что-то повое, выявили достаточно широкий экспериментальный спектр своих идей.

Особо следует выделить поиски Франко Пурини (род. в 1941 г.) совместно с Лаурой Термес, которых считают виртуозами архитектурной графики. Их эксперименты известны под названием архитектуры самовыражения.

Образы Пурини регулярно освещаются па страницах архитектурных журналов, питают круг своих приверженцев и последователей, которые верят в возможность нового воссоединения архитектуры с поэзией. Эти образы, наполненные мудростью ремесленника, являются вариациями нескольких прообразов. Рисунки Пурини, выполненные одинаково тщательно и изящно, как страницы рассказа или последовательные образы фильма, несколько фантастичны, демонстрируют способность автора размышлять с помощью архитектурных форм.

Его проекты, рисунки-фантазии, статьи и, наконец, книги сразу же превращаются в событие в архитектурной жизни современной Италии. В своих поисках Пурини опирается на национальные традиции, на исторически сложившиеся особенности взаимодействия архитектуры с. природным окружением. В своих работах Пурини проводит глубокий анализ исторических, культурных, гуманитарных и психологических аспектов проектирования с учетом места, для которого создается проект.

На первом этапе его творчества (1966-1976 гг.) исследуются утопические урбанистические структуры. Примером радикального вмешательства в городской пейзаж Рима является проект перестройки набережной Тибра, в котором массивные травертиновые ограждения набережной, сооруженные в XIX веке, предлагалось заменить сложной, ажурной структурой мелкомасштабных жилых домов, нависающих над рекой. По словам автора, это было воскрешением исходной связи города со своей рекой, существовавшей во времена, когда на плотинах располагались мелкие конструкции рыбацких рядов.

Такую же природу имеет еще более радикальная гипотеза связи (т. е. дороги) между Римом и Латиной. Она решалась в виде непрерывной стены, высотой 24 м, которая должна была ввести в пейзаж искусственный горизонт в качестве исходной оси для любого другого строительства. В последующие годы Пурини отходит от подобных макроструктур и углубляется в морфологические и пространственные проблемы города (музей в Падуе, жилой район Зен Палермо). Его поиски по композиции объекта все больше концентрируются на тщательной разработке геометрических тел: призм, кубов, которые надрезаются, рассекаются па части. При этом отчетливо прослеживаются все этапы создания окончательной формы.

В книге Место и проект Пурини ратует за архитектуру реалистического воображения, которая противопоставляется схематизму, вольности, беспорядку и эмпирике в архитектуре и которая и состоянии вести спокойный и четкий диалог с архитектурным материалом. Однако звучит несколько парадоксально подчеркивание множества деталей от архитектора, который редко осуществлял свой проект. Как пишет Портогези: Пурини была оказана честь написания монографии, но не крещения постройки.

В последние годы Пурини находится в постоянном поиске образа. В серии проектов на тему Римского дома, а также в проекте фасада для Виа Новисима на венецианском Биеннале в 1980 году проявляется сближение с темой истории. В этих проектах впервые дает трещину геометрическая вселенная автора, поскольку здесь начинают фигурировать более цепные фрагменты нашего прошлого.

В проекте расширения ратуши в Кастельфортс (1984 г.) Пурини показал возможность органического включения чистых геометрических форм в сложившуюся среду, присматриваясь и прислушиваясь

К предшествующим условиям. Здание состоит из двух частей, между которыми проходит дорога. Цельность достигается их пространственным соединением посредством ряда балок, перекрывающих часть дороги и создающих наполовину внутреннее вибрирующее пространство светотени. По словам автора, источником для этого приема послужил знаменитый проход к церкви св. Джовани и Паоло на горе Челио в Риме. В проекте возрождается типичная итальянская способность органично вводить в городскую ткань различные эпохи.

В творчестве Пурини в последние годы доминирует утверждение того, что сегодня на фоне хаоса в области итальянской культуры и идеологии даже слабое, но последовательное отрицание существующих стереотипов может быть гораздо важнее случайных результатов деятельности архитекторов, следующих моде.