Деревня Маттеоти

42

Критика расценивает комплекс Винье Нуово как фундаментальный пример эволюции гражданской архитектуры в Риме, в котором легко можно проследить слияние элементов функционализма и ремесленных аспектов в архитектуре. Здесь и научный поиск, и поиск индивидуализации, и высокое качество архитектуры, и опыт, который идет от применения определенной модели расположения периферийных урбанистических сооружений. В то же время комплекс Винье Нуово получает новое звучание, которое достаточно сильно и активно сопротивляется распаду периферии и является постоянной темой изучения для группы Пассарелли.

Другой комплекс — деревня Маттеоти, рассчитанный на 250 квартир для рабочих сталелитейного завода в Терни, привлекает внимание прежде всего как пример проектирования в тесном сотрудничестве с потребителями. Начав с документальной выставки образцов жилых домов, Де Карло прокладывает путь непредвиденным эффектам, основанным на таком сотрудничестве. Участие будущих потребителей в обсуждении проекта направлялось архитектором. Им предлагались железобетонный пространственный модульный каркас в три этажа, проезды, открытые террасы-сады, службы первой необходимости, пешеходные коммуникации в двух уровнях, типологические вариации ячеек — и все это уточнялось в зависимости от желаний потребителей, у которых, со своей стороны, отношение к тем или иным вопросам строительства и желания претерпели значительные изменения в соответствии с предложениями архитектора. Подобная форма беседы между автором и потребителем определяет богатство выбора и значимость полученных результатов. Процесс, соучастия, которому положил начало Де Карло, в дальнейшем развился в разных направлениях.

При проектировании жилого комплекса Монте Амиата (р-н Галларатезе в Милане, арх. К. Аймонино, А. Росси, 1967-1970 гг.), авторы намеренно игнорировали окружающую архитектурную и природную среду, считая ее лишенной каких-либо особых ценностей. Они стремились создать индивидуальный облик комплекса с непрерывной городской структурой, основанной па чередовании открытых и закрытых пространств, взаимопроникновении отдельных объемов, площадей, патио, улиц, эспланад. и зеленых пространств.

В квартале Монте Амиата К. Аймонино приходит к гипотезе образования города из законченных частей, углубляясь при этом в лингвистические темы, открытые им еще в проекте Национальной библиотеки в Риме (1962-1963 гг.) и в конкурсном проекте Театра Паганини в Парме (1967 г.).

Характеризуя комплекс Мойте Амиата, М. Тафури пишет: …комплекс слишком рисованный, чтобы представлять методологическую ценность. Архитектура комплекса печально утверждает, что он является бесконечно малым лоскутком, бессильным навести порядок в океане периферийных городков Ломбардии. Кроме того, этот комплекс служит зеркалом восхваления необычайности. Неслучайно, что один из блоков квартала был поручен Альдо Росси. Спроектированный им жреческий и степенный длинный корпус играет роль молчаливого свидетеля в сценической постановке в стиле Аймонино. Однако Росси не избегает типологического богатства: внутренняя улица, которая пересекает здания Аймонино, проходит и через здание Росси, которое ее принимает в память о галереях в традиционных жилых домах Ломбардии.

Таким образом, Монте Амиата является итогом совместных теоретических разработок двух отличающихся по стилю известных архитекторов в области градостроительства. Здесь диалог переходит от Аймонино к Росси и обратно: они оба нуждаются в противоположностях, дополняющих их работы. Архитекторов сплотил общий интерес к строительной типологии и морфологии урбанистики — как инструментов познания города и методологической основы проектирования. Однако полученные результаты различны по своему характеру.

Проектируя формально и функционально сложный организм, Аймонино ставит целью создание единого, полифункционального и завершенного в себе комплекса, отличительной чертой которого является компактность, тесное наслоение городских функций. Это достигается переплетением отдельных функциональных зон, расположенных в различных уровнях внешних и внутренних пространств. Исходя из аналогичного интереса к типологическому строительству, как инструменту анализа города и архитектуры, Росси пришел к заключению, что концепция типа — это некая логика, которая определяет форму. Эта логика является составной частью архитектуры и тем постоянным элементом, который определяет компоненты проектирования. И хотя эта логика перекликается с историей, обществом, техникой, структурой и функциями, в то же время она обособлена и независима.

Комплекс Мойте Амиата состоит из четырех длинных корпусов, веерообразно расположенных вокруг открытого амфитеатра. Это полифункциональные корпуса, в которых объединены разные типы квартир, торговые предприятия, развлекательно-культурные учреждения, спортивно-игровые площадки, гаражи, пространства для общения. Два внутренних корпуса расположены параллельно друг другу и образуют традиционную, давно забытую в современных микрорайонах городскую улицу. Переходы между корпусами, пешеходные эспланады, система вертикальных коммуникаций объединяют весь комплекс в единый организм.