Представители группы неолиберти

24

В начале 60-х годов развивалась также высокая активность таких архитекторов, как Альбини, Гарделла, Микслуччи, Ридольфп, Скарпа, группы неолиберти, творческие поиски которых определили особенности Итальянской липни. Сегодня многие критики признают родство их концепций с идеями постмодерна. Например, Дженкс в книге Дерево эволюции отводит ведущую роль Итальянской линии в развитии современных тенденций. Особенно он подчеркивает значение стиля, в котором отразились факторы окружающей среды и слияние среды материального мира новой архитектуры с той древней средой, которая носила в себе печать этих традиций.

Представители группы неолиберти, такие как Луиджи Моретти и молодые туринцы — Р. Габетти, А. Изола, Дж. Раинери вошли в историю современной архитектуры как наиболее радикальные итальянские ревизионисты пятидесятых годов. Работы этих архитекторов характеризуются традиционное возвращением к декоративности, к эклектическому историзму. Они попытались иным образом беседовать с буржуазией, чтобы привлечь ее, и, путем трансформации, объекта, определить новые ценности восходящей буржуазии. Известность к туринской группе пришла с постройкой здания Ботегга дЭразмо, в котором авторам удалось передать специфичность своего региона — Пьемонта в его двойной характеристике местной и космополитической. Здание находится в Турине под холмом Антонио. Как замечает критика, по многим аспектам смысл этой постройки точно связан с традициями Пьемонта. Кроме того, здесь появились некоторые цитаты и схожести с произведениями амстердамской школы, в частности архитектора Де Клерка.

Итак, двойной код, как потом в 70-х годах будут характеризовать современные произведения, уже проявился в постройке группы неолиберти. Архитектура здания Ботегга дЭразмо вскоре была признана одним из первых примеров возвращения к природным корням, примером становления архитектуры как некоего инструмента понимания и самовыражения.

В 60-х годах туринцы на некоторое время сами отходят от своих позиций, и только в 1969 году с постройкой жилого района для служащих Оливетти в городе Иврея как бы начинается новая глава истории неолиберти. Здесь авторы используют богатый опыт ремесленного мастерства, столь характерного для исторических центров и деревень Пьемонта и перерабатывают их в условные знаки, нагруженные аллюзиями. Габетти и дИзола используют также пасторальную тему, пользуясь тем, что комплекс находится за городом, в лесистой местности, неподалеку от района Кастелламонте. Минимальные жилые ячейки — имеют один выход па внешнюю сторону дома, которая представлена как сплошная изогнутая линия стены, повторяющая линию. рельефа. Авторы, используя метод земля-архитектура, заботятся о том, чтобы не прервать структуру местности, осторожно вписать в нее искусственный организм.

Для Габетти и дИзолы стыковка с пейзажем является внедрением в живую историю, прочтение ее теми же самыми глазами, которые сумели уловить внутренний характер Пьемонта. Скорее всего, именно эта интимность позволила совершить масштабный скачок, показав присущую им способность воплощения памяти в форму, которая выходит за границы простого объекта, — пишет Тафури.

Пример Ботегта дЭразмо, а также последующие произведения Г. Капелла, В. Греготти, С. Теитори, А. России значительно расширили тенденцию Итальянской линии. Создавалось нечто закопченное, хотя и непоследовательное. С появлением группы неолиберти наметился новый решительный поворот в архитектуре. Это было поколение (рожденное, в начале 30-х годов), которое, по словам Портогези, сформировалось в бурное послевоенное время и для которых борьба за Современную архитектуру, а также ее политические трудности были лишь смутными воспоминаниями детства. Это поколение, которое родилось с пером в руке и обладало манией переписать историю, подвергнуть критике все, что было принято незыблемым.

Этим молодым архитекторам, только что вышедшим из университетов, большой творческий импульс дала деятельность старшего поколения архитекторов, в чьих работах по-разному выявляется тема традиций. Сегодня они известны как отцы-основатели современного течения. Особенно интересны в этом плане Гарделла, Ридольфи, Мике-луччи, Самоиа, Скарпа, Кварони, Альбини, группа ББПР.

Гарделла является обладателем некоего личного направления внутри рационализма, которое позволило ему сочетать элегантные геометрические формы современной архитектуры с народными элементами, восходящими к ремесленническим традициям. Например, дом Дзатте-ре в Венеции.

Ридольфи от метафизики и необарокко переметнулся к архитектурному стилю А. Лооса, построив в Риме до войны здание телеграфа. В пятидесятых годах он увлекается неореалистической тенденцией, построив в Риме на ул. Эфиопии жилые дома (совместно с Кварони). Здесь он использует новые типы декора, роль которого впоследствии была признана как значительный вклад итальянской архитектуры в открытие новых типов декора. На обрамление окон наносятся декоративные Эотементы, напоминающие рисунок старинных ковров, которые во время религиозных и гражданских церемоний обычно вывешивались из окон. Ридольфи говорил, что этот рисунок он позаимствовал в доме XVII века в Марипо.