Дом из железобетона

22

Просторные и выгодно расположенные строительные участки обусловили свободу и нерегулярность планов некоторых, составленных в новом духе проектов английских архитекторов. Наиболее известен дом, названный «Вверх и выше», в Амершеме (графство Бекингемшир), выстроенный по проекту архитектора Коннела в 1929 г. Трехэтажный дом состоит в плане из трех расходящихся радиально ветвей. Здание расположено на высоком открытом участке с видами, раскрывающимися во все стороны, и получает солнечный свет в достаточном количестве. Восьмиугольный холл, расположенный в центре с лестницей с юго-восточной стороны, занимает всю высоту дома. Южная ветвь занята библиотекой, северо-западная — жилыми помещениями, северо-восточная столовой и кухней. В третьем этаже южной и северо-западной ветвей — крытые террасы. С солнечной стороны — большие окна, с северной — гладкие стены с небольшими проемами. Рядом с домом — лоджия, а также водонапорная башня в виде круглой цистерны на высоком столбе — красивой ее назвать нельзя.
Дом выстроен из железобетона, что выражено в его архитектуре, например козырьком террасы верхнего этажа. В нем нет легкости современных ему чехословацких и голландских построек, но общее впечатление, если не принимать во внимание водонапорную башню, можно назвать очень приятным.

Подчеркнутые горизонтали гармонируют с окружающими дом невысокими холмами, и, хотя позднее в Англии строились более красивые дома в современном духе, наибольшей известностью пользуется все же этот дом — первый из выстроенных в Англии в новом духе, первый в стране дом из железобетона с использованием новых конструкций, дом, в проекте которого логически выражено его назначение, без тормозящих влияний традиций.
Еще более неправильную форму имеет план дома в Грейсвуде, спроектированный тем же архитектором в соавторстве с Базилем Уордом в 1933 г. Строительный участок позволил архитекторам проектировать свободно, без каких-либо ограничений; все свое внимание они сконцентрировали на соответствии здания своему назначению; при анализе плана становится ясно, что поставленную задачу они выполнили успешно. План в общем напоминает сектор круга с частью окружности, обращенной на юг, где расположены столовая, кабинет и жилая комната, стены которой выступают за пределы окружности. Ближе к центру круга расположен холл с лестницей за ним. Кухня восточнее столовой. Три спальни занимают второй этаж над столовой, кабинетом и жилой комнатой, причем перегородки помещений этого этажа почти полностью соответствуют перегородкам нижнего этажа.
Но это происходит не в силу конструктивной необходимости, а потому, что приблизительно одинаковое расположение помещений в обоих этажах архитекторами было признано наиболее удобным. Солнце проникает в отдельные комнаты по-разному, благодаря разному расположению и разным размерам окон. Так, например, длинные горизонтальные окна жилой комнаты протянуты во всю длину западной и южной стен, а в спальне верхнего этажа окно южной стены, огибая угол, занимает и некоторую часть западной стены, в то время как остальные стены окон лишены. Лестница заключена в стеклянную лестничную клетку, стены которой опираются на ступени, закрепленные консольно на столбах, стоящих посередине. Часть верхнего этажа занята террасой, частично защищенной выступом крыши.
Общий вид довольно сложного функционального комплекса очень приятен. Удачны соотношения примыкающих друг к другу прямоугольных объемов с большими поверхностями гладких стен, прорезанных горизонтальными и вертикальными окнами. Вполне ли здание соответствует своему назначению и обусловлен ли проект только соображениями функционального характера, — сказать трудно. Планы производят впечатление обусловленных функционально, однако возможно, что достаточно важную роль играли и соображения эстетического порядка. Столь же функциональными могли быть три или даже целая дюжина вариантов, но лишь один план мог дать самую красивую композицию архитектурных масс.