ТОМА ДЕ ТОМОН (1760-1813)

2

Его истинный талант раскрылся в России…

Взоры архитекторов разных стран были обращены к одному из красивейших городов Европы — Петербургу.

«Северной Пальмирой» называли Петербург за красоту его дворцов и площадей. Огромное строительство, которое велось в столице России, давало возможность многим иностранным архитекторам раскрыть свои способности, и они мечтали получить здесь работу. Одним, из таких иностранцев был Тома де Томон.

Тома де Томон родился 1 апреля 1760 года в Швейцарии, в Берне. О его начальном образовании нет никаких сведений. Молодым человеком он со своим отцом приезжает в Париж. Отец Томона был на военной службе и хотел, чтобы сын сделал карьеру на этом поприще. Но военная служба не интересовала молодого человека. Любовь к прекрасному, изящному и богатое воображение — все это нашло отражение в его рисунках, у юноши появился серьезный интерес к архитектуре. Итак, не военная служба, а творение прекрасного стало смыслом его жизни.

Томон поступает в Парижскую Академию художеств. Успехи, которых достиг Томон в стенах Академии, позволили ему продолжить свое образование в Италии.

Рим в то время был школой для молодых художников, скульпторов и архитекторов. Многочисленные постройки — гениальные творения итальянских мастеров — были наглядным пособием для будущих архитекторов. Томон с огромным интересом изучает памятники архитектуры. Он делает множество карандашных зарисовок в специальные альбомы. Серию зарисовок, которая составит пять альбомов, Томон назовет «Воспоминание Италии».

После обучения в Риме Томон вернулся в Париж. Пробыв в Париже некоторое время, он уехал в Венецию, а затем переехал в Вену. В Bene он работал на должности архитектора у богатого покровителя графа Эстергази. Там он знакомится с известным композитором Францем Йозефом Гайдном.

Исследователи творчества Томона отмечали, что истинный талант зодчего раскрылся в России. До приезда в Россию он никак не проявил себя как архитектор.

В 1799 году, по заведенному тогда порядку докладывать о приезде иностранцев в страну, курляндский гражданский губернатор Дризон сообщал императору Павлу I: «Из Вены в Москву проехал швейцарский подданный архитектор Томас Томон с женою, с паспортом за рукою князя Безбородко». Павел I заинтересовался архитектором: в Петербурге велось большое строительство, и Томоиа можно было привлечь к работе. Но Томон направлялся в распоряжение штальмейстра князя Голицына, в имение, которое находилось в селе Алексиановке Гжатского района, «для произведения там разных строений». Томон прожил в имении Голицына больше года. За этот отрезок времени было построено мало. Планировалась реконструкция имения, но смерть князя не дала возможности архитектору осуществить свои замыслы, и в 1800 году Томон вместе с женой уезжает в Петербург.

Ценитель прекрасного был покорен красотой Петербурга. Он увидел здесь замечательные творения русских архитекторов, расцвет русской классической архитектуры. Но Томону еще предстояло получить известность, затем работу и признание в столице России.

В Петербурге Томон посещает занятия в Петербургской Академии художеств, изучает памятники архитектуры России и знакомится с ведущими архитекторами того времени. Все это помогло сформироваться Томону как архитектору и в дальнейшем занять ведущее положение в России.

Прекрасный рисовальщик, он постепенно приобретает широкую известность своими замечательными рисунками. В первый год своего пребывания в Петербурге он получил звание академика перспективы за серию своих рисунков. А спустя два года император Александр I зачисляет Томона на службу в качестве личного архитектора.

Звание академика перспективы давало Томону право участвовать в конкурсах, в частности в конкурсе на проект Казанского собора. Однако Томона постигла неудача. Был принят проект талантливого русского архитектора А. Н. Воронихина.

Неудача не сломила Томона. Вскоре ему представилась еще одна возможность показать свои способности. Это было связано с возведением здания Биржи на стрелке Васильевского острова. В допетровские времена остров, на котором находится Биржа, был покрыт густым лесом, в котором водились дикие звери.

После закладки Петропавловской крепости Петр I велел поставить на стрелке острова артиллерийские орудия — в случае нападения врага орудия должны были помогать крепости огнем. Командовал батареей Василий Корчмин. Петр I, посылая ему приказы, для краткости писал: «Василию на остров». Думали, что отсюда и пошло название. Но это было совпадение имен. В книге для сборов налогов за 1500 год остров был записан как «Васильевский». Новгородцы назвали остров но имени местных жителей — новгородских посадников Василия Селезня, Василия Казимира и Василия Ананьина. В дальнейшем остров называли Княжеским или Меншиковым, Преображенским. Но эти названия были недолговечны. Утверждать сейчас, по имени какого Василия остров получил свое название, невозможно. Ясно одно, что Васильевский остров — самое старое название.

После смерти Петра I петербургский порт был переведен на Васильевский остров. У нового порта возник торговый центр с таможней, Биржей и Гостиным двором.

Огромен труд архитектора. Бессонные ночи, сомнения и вечный поиск при работе над проектами… Но порой достаточно только одного гениального творения, чтобы войти в архитектурное бессмертие. И тогда, когда мы произносим имена архитекторов, рядом с этими именами встает в нашей памяти их сооружение: Захаров — Адмиралтейство, Воронихин — Казанский собор. Так случилось и с ‘Гомоном. Тома де Томон — Биржа. Но до этого признания было еще далеко.