Первыми путешественниками, открывшими Европе памятники древней…

18

Первыми путешественниками, открывшими Европе памятники древней Греции, были, несомненно, Якоб Спои и Джордж Уилер. Их заслуга в том, что они дали первые сведения почти по всем сооружениям ан­тичной Греции, бывшим в их время в гораздо лучшей сохранности, чем столетие спустя.

Инициатором путешествия в Грецию и на Ближний Восток и душой предприятия был Спон. Он прожил не­сколько месяцев в Риме, где проводил целые дни, ко­пируя надписи и осматривая античные статуи, барель­ефы и руины. Но главной целью его путешествия были Афины. В 1675 году Спон прибыл в Венецию, где к нему присоединился Джордж Уилер, путешествовавший до того по Франции и Италии. Спон и Уилер посетили Полу, Зару, Спалато, Делос и Константинополь, откуда собирались прямо направиться в Афины; но, как пишет Спон, «страсть к путешествиям растет во время пути», и они отправились в Малую Азию и лишь в 1676 году прибыли в Афины. Из Афин они совершили ряд поез­док: в Эгину, Дельфы, Ливадию, Фивы, Коринф, Ме-гары и Элевсин. В Константинополе путешественники получили право доступа в афинский Акрополь, где были один раз. Они видели Парфенон до разрушения его бомбой в сентябре 1687 года, во время осады Акро­поля венецианскими войсками. Им удалось также ви­деть храм Бескрылой Победы, вскоре разрушенный турками.

По возвращении во Францию Спон в 1678 году вы­пустил книгу о совместном путешествии: «Путешествие по Италии, Далмации, Греции и Востоку, совершенное в 1675 и 1676 годах доктором медицины Якобом Сло­ном и Джорджем Уилером, английским джентльме­ном». Когда Уилер узнал, что вследствие успеха книги Спона предполагается ее перевод на английский язык, он поспешил опубликовать свое описание путеше­ствия, которое вышло в 1682 году в Лондоне под на­званием: «Путешествие в Грецию Джорджа Уилера вместе с доктором Споном из Лиона». В основном Уилер повторяет Спона, кое-какие частности он подме­тил лучше, чем его спутник; но ценными описаниями памятников мы обязаны главным образом Спону, который сумел соединить собственные наблюдения с из­вестными ему античными литературными источниками, в основном с Павсапием. Очень ценно данное Слоном описание фронтонных скульптур Парфенона; он пер­вый правильно сопоставил виденный им на Акрополе ионический храм, где помещался гарем, с Эрехфейоном, описанным Павсанием, так же как и храм Бескры­лой Победы, служивший пороховым погребом. По­дробно описывают оба автора Пропилеи, которые были приняты ими за храм. При посещении Акрополя на авторов несомненно оказала влияние книга Гийетьера, которого они много раз упоминают. В Элевсине они, по признанию Спона, не смогли разобраться в плане святилища, так как «все представлялось в виде бес­форменной груды колонн, фризов и карнизов из мра­мора». В Коринфе они видели колонны храма, которые показались им самыми древними из всех, с необычай­ными пропорциями; «хотя они и дорического ордера, но пропорции их совершенно другие, чем колонн, на­ходящихся в Афинах и других местах». При посещении Пергама их заинтересовали руины римских бань, кото­рые они приняли за остатки царского дворца. К сожа­лению, ряд данных ими неверных сведений надолго удержался и повторялся многими последующими иссле­дователями.

Иллюстрации в обеих книгах очень схематичны, нарисованы неумелой рукой любителя и часто совер­шенно искажают изображенные памятники. Эти не­профессиональные рисунки интересны лишь как пер­вая попытка зарисовок памятников древней Греции.

Значение обеих этих книг было в свое время чрез­вычайно велико. Они возбудили интерес к памятникам греческой архитектуры, до тех пор почти неизвестным, и привлекли к ним внимание других путешественников.