В увраже представлены только главнейшие памят­ники самого Рима. Зато…

43

В увраже представлены только главнейшие памят­ники самого Рима. Зато они изображены достаточно полно, в планах, фасадах и разрезах, в реставрации, частью и ортогоналях, частью в перспективах, с хо­рошо прорисованными деталями в большом масштабе. На всех чертежах проставлены необходимые размеры в флорентийских локтях; на одной из таблиц дана половина локтя в натуральную величину. Краткие опи­сания памятников имеются на самих таблицах.

Антаблемент храма Кастора и Поллукса в Риме. Из книги Антонио Лабакко.

В них автор касается материалов, из которых сооружены памятники, а также качества кладки, облицовки, тески детален и орнаментов. В этом сказывается архитектор-практик, которого интересует не только архитектурная форма, но и строительно-конструктивная сторона со­оружений.

Увраж Лабакко пользовался большой известностью, несколько раз переиздавался, и содержащиеся в нем обмеры использовались более поздними исследовате­лями вплоть до конца XIX века.

Знаменитый трактат Джакомо Вароццио да Виньола (1507-1573) «Правило пяти ордеров архитектуры», вышедший в 1562 или 1563 году, нельзя считать архи­тектурным увражем, содержащим обмеры античных памятников. Деятельность Виньолы, как типичного представителя раннего барокко, характерна стремле­нием к подытоживанию результатов исследования ан­тичной архитектуры. Но в основе его теоретических обобщений лежала громадная работа в области иссле­дования античных сооружений, о чем свидетельствует его «Обращение к читателям» и ряд замечаний в тексте к таблицам, а также его сохранившиеся рисунки и чер­тежи. Обмер для Виньолы не являлся самоцелью, как простая фиксация памятников, а служил материалом для анализа их пропорций, для научного обобщения, подчиняясь определенной цели — созданию системы ордеров.

В отходе от реальных образцов и в замене их аб­страктными построениями проявляется формализм Виньолы как теоретика, хотя его ни в коем случае нельзя обвинить в формализме как архитектора. Его предшественники Альберти и Серлио характерны в своих теоретических изысканиях гораздо более реали­стическим отношением к античному наследию; они да­вали конкретное понимание ордера и устанавливали его пропорции в связи с размерами зданий, подкрепляя свои теоретические положения примерами подлинных античных памятников.

Трактат Виньолы благодаря простоте принятой системы содействовал, с одной стороны, дальнейшему развитию архитектуры, построенной на ордерных тра­дициях античности, в других европейских странах, и в этом его огромное положительное значение; но, с дру­гой стороны, он привел к извращению античного на­следия в духе формализма и эклектики, что особенно ярко выразилось в упадочной архитектуре второй по­ловины XIX века.