На участке Александершанца в конце XVIII века находился…

33

На участке Александершанца в конце XVIII века находился «Вертоград в древне-французском вкусе, почти без забора, большое деревян­ное жилое строение, развалины прежнего жи­лого строения и шанца». В описи М. Шонса о саде сказано, что в нем «большой, регулярно разделанный фигурный розовый куст», т. е. партер из роз, с двумя четырехугольными бас­сейнами, которые ко времени описи были за­ложены кирпичом. Вода поступала в бассейны из расположенных выше источников по подзем­ным трубам. Всего было три бассейна разной формы, в одном из них находился ключевой ко­лодец. Имелись и рыбные пруды. БоскеТы сада были украшены крытыми зелеными ходами на арках. В саду насадили липы и дубы, было мно­го каштановых аллей. Всего в саду насчитыва­лось «36 загороженных кварталов», в которых находились «травники» (газоны) и росли де­ревья разных пород.

В Ленинграде (ЦГИАЛ) по Александершанцу имеется несколько чертежей и сре­ди них очень интересный генеральный план усадьбы. На нем четко видна вся планировка сада, показаны развалины бывшего здесь ка­менного дворца.

В основу композиции Александершанца был положен тот же образцовый проект архитекто­ра Леблона, использованный в Петергольме. Только здесь его пришлось применить в совер­шенно других природных условиях — на крутом рельефе, при обилии естественных источ­ников, которые могли питать фонтанную систе­му. Это определило совершенно иное решение ансамбля.

Садовая композиция Александершанца воз­никла, так же как и Петергольм, под влиянием лучших примеров решения петербургских при­морских резиденций и садов по Петергофской дороге, которые были расположены на крутом рельефе, напоминающем рельеф берега Дауга­вы. Он характерен двумя террасами, спускаю­щимися, в отличие от петергофских садов, не к морю, а к реке.

Дворец в Александершанце был поставлен на самом краю высокого и крутого склона. Судя по остаткам сооружения, изображенным на плане 1798-99 годов, дворец был камен­ным. Это подтверждается его названием «пала­ты», которое в XVIII веке обычно давали ка­менным зданиям. На верхней террасе за двор­цом был бассейн, на дне которого находился питавший его подземный источник. У подножья дворца были расположены два партера из роз и два прямоугольных бассейна. Боскеты по краям центральной аллеи имели планировку, очень сходную с рисунком боскетов Петер­гольма. Благодаря рельефу и наличию источ­ников здесь оказалось возможным устроить фонтаны, бассейны которых первоначально были выложены кирпичом. Широкие липовые и каштановые аллеи образовали в саду четыре главных отделения. В центре нижнего сада бил большой фонтан, который, однако, в конце

XVIII века уже не действовал. При подсчете нужных для починки сада средств М. Шонс отмечал, что в «Александершанском» саду их требуется гораздо больше, чем в Пстергольме, «наипаче как здесь фонтаны и трубы водо­хранилища сделаны с каменными из кирпича стенами».