Когда в 1716 году началась капитальная пе­рестройка дворца, расширение…

16

Когда в 1716 году началась капитальная пе­рестройка дворца, расширение царских покоев сильно стеснило владельцев соседних домов. Потолок спальни Петра I, находившейся во втором этаже над воротами, был приподнят на 4 фута; из-за этого высоту помещений в тре­тьем этаже, принадлежавшем Брумбергу, при­шлось уменьшить, что вызвало его многократ­ные жалобы. Серьезное неудобство причинило ему и строительство царского сада, лишившего света помещения его дома, которые выходили на набережную.

Жилой дом русской знати XVIII века не мыслился без сада, который был его неотъем­лемой частью. Из-за недостатка места Петр распорядился устроить сад во втором этаже дворца. Найденные чертежи подтверждают это. Сад, действительно, располагался на массивных опорах, между дворцом и городским валом. Здесь был применен старинный русский прием устройства «верхового» сада в уровне второго этажа, на открытой террасе над Даугавой. При ее устройстве на участке против дома Брумберга пришлось заделать оконные проемы до­ма, оказавшиеся под террасой. На чертеже представлены: разрез дворца, на котором вид­ны опоры первого этажа, и план висячего сада. В экспликации он указан как озелененная пло­щадь на городском валу. Вполне возможно, что именно с этой террасы, как отмечено в по­ходных журналах Петра I, он и Екатерина в 1721 году любовались ледоходом на Даугаве.

На плане указаны остатки насаждений, ко­торые еще сохранялись в конце XVIII века. На уровне второго этажа Петр велел посадить че­тыре каштана, выписанные им из Данцига в 1720 году. Два из них существовали еще в кон­це XIX века. В саду цвели пионы, белые и жел­тые нарциссы, Тюльпаны, лилии, махровая гол­ландская гвоздика и большое количество аро­матных трав (шалфей, майоран, базилика и пр.). Был и набор лекарственных трав. Такие же растения произрастали в Измайловском по­тешном саду в Москве. Висячий сад, высоко поднятый на прекрасной видовой террасе, до­минирующей над окрестностями, существует до сих пор. Терраса в петровское время была шире, при сносе крепостного вала ее уменьши­ли. Это подтверждают и старожилы Риги. В са­ду растут два каштана, посаженные значитель­но позже петровских. Запущенный сад не дает представления о прежнем его облике, но вы­бранное для него местоположение подтверж­дает умение его строителей использовать при­родные условия местности.

Городской дворец Петра I в Риге впослед­ствии много раз перестраивался и поэтому со­вершенно изменил свой облик. Обследование в натуре современного здания и сличение его с чертежами М. Шонса позволяет, однако, сде­лать некоторые выводы о сохранившихся час­тях: центральное здание вместе с домом Брумберга и въездными воротами сейчас объедине­ны в одно большое трехэтажное здание. Харак­тер его архитектуры более поздний. Изменено положение некоторых дверных проемов. Глав­ный вход, по-видимому, находится сейчас на месте бывших ворот, второй вход сохранился на месте парадного входа петровского време­ни. В то время как главный фасад был изме­нен, фасады присоединенных к дворцу зданий к северо-западу от него полностью сохранились. Можно обнаружить все входы и оконные проемы, указанные на чертеже Шонса. Внутрен­нее помещение дворца совершенно перестрое­но. Последние своды уже в наше время заме­нены плоскими перекрытиями. Однако обмер­ные чертежи Шонса позволяют при желании восстановить прежнюю планировку помещений.