ДВОРЦОВО-ПАРКОВЫЕ АНСАМБЛИ НАЧАЛА XVIII…

31

ДВОРЦОВО-ПАРКОВЫЕ АНСАМБЛИ НАЧАЛА XVIII ВЕКА В РИГЕ

Историки искусства до сих пор сравнитель­но мало занимались изучением памятников русской архитектуры первой четверти XVIII века в городах Прибалтики. Если дворец Ека­терины I в Таллине до некоторой степени при­влекал внимание исследователей, то о сооруже­ниях этого периода, построенных в Риге, почти нет упоминаний в русской литературе.

Местная печать на русском, латышском и немецком языках также уделяла сравнительно мало внимания постройкам XVIII века, зани­маясь преимущественно углубленным изуче­нием более ранних произведений зодчества.

Сведения о рижских дворцах Петра I в ли­тературе сводятся к очень кратким историче­ским обзорам и почти не затрагивают архитек­туры этих памятников. Это вполне понятно, так как изучение их в отрыве от русского зодчества невозможно. Правильная оценка этих памят­ников может быть дана только путем сравнения их с выдающимися произведениями русской архитектуры того времени.

В начале XVIII века в Петербурге, Моск­ве и других городах России были созданы про­изведения зодчества, имеющие мировое худо­жественное значение. Их облик сложился на основе новых приемов композиции дворцово-парковых ансамблей, характерных для XVIII века, в сочетании со старыми Традициями. Это сочетание обеспечило расцвет русской архитек­туры того времени, сохранившей при этом свои самобытные черты.

Петергоф, Стрельна, Ораниенбаум стали образцами, на которых учились последующие поколения зодчих. Расцвет архитектуры в Пе­тербурге в первую половину XVIII века оказал большое влияние на развитие архитектуры про­винции. Анализ многих русских провинциаль­ных архитектурных памятников подтверждает это положение. Среди них можно отметить со­оруженные под руководством Петра I дворцово-парковые ансамбли в Риге, строительство кото­рых имело большое значение для города.

Художественные качества, которыми отли­чались выдающиеся произведения русской ар­хитектуры и садово-паркового искусства в го­родах Прибалтики, свидетельствовали о высо­ком уровне русской культуры, оказавшей в XVIII веке влияние на культуру прибалтийских стран. Дворцово-парковые ансамбли Риги, по­строенные под руководством Петра I, были наи­более выдающимися памятниками города, со­оруженными в начале XVIII века. При устрой­стве своих усадеб Петр I рассматривал их также как места отдыха граждан Риги и предо­ставлял их городскому населению во время своего отсутствия.

Впоследствии эти сады вошли в число ос­новных общественных зеленых территорий го­рода, и их значение в развитии зеленой систе­мы Риги очень велико.

В Риге известны три усадьбы Петра I. Пер­вая — так называемый Городской дворец, за­тем дворцово-парковый ансамбль — Петергольм, который носил также название Первого царского сада (в настоящее время — сад Виестура), и Александершанц, или Александров­ский сад.

Наиболее обстоятельные материалы по ним приведены в статьях А. Бухгольца, изданных в конце XIX века. Однако многие данные по ис­тории дворцов и анализу их композиции ос­тались и этому автору неизвестными. В Цент­ральном государственном историческом архиве СССР в Ленинграде хранятся интересные гра­фические и текстовые материалы по рижским дворцам Петра I, позволяющие более подроб­но осветить значение этих ансамблей.

Городской дворец Петра I находился на участке к югу от старого города, у самой его границы, около крепостного вала и бывших здесь «Новых ворот» (улица Паласта). В русских сочинениях почти не имеется сведений о нем. Однако по своей архитектуре дворец представляет известный интерес. Сохранились чертежи, планы и фасады Городского дворца Петра I в Риге. Он не был построен заново. После капитуляции шведов в 1710 году Петр I распорядился в конце 1711 года, чтобы неда­леко от набережной реки Даугавы, подле го­родских стен, купили дом и приспособили его для использования во время наездов царя в Ригу. Это распоряжение было выполнено. Дом, выбранный для Петра I, в шведское время при­надлежал жителю Риги Хенненбергу. Есть све­дения, что в 1691 году его владелец заново перестроил здание. Хенненберг умер в 1704 го­ду. В 1705 году в этом доме жил шведский ге­нерал Шлиппенбах, а последующие его вла­дельцы умерли во время чумы в 1710 году.