В ранний период творчества Быковского влияние Жилярди особенно…

23

В ранний период творчества Быковского влияние Жилярди особенно заметно, примером чего может служить строгая композиция Горихвостовской богадельни с большими массивами стен фасадов.

В 1829 году зодчий представил в Академию художеств свои работы и был зачислен в «на­значенные», а в 1830 году за проект здания карантина получил звание академика.

С этого времени начинается государствен­ная служба Быковского. Вначале он поступил на должность чиновника для особых поруче­ний при московском генерал-губернаторе. Не­сколько ранее, в 1828 году, он начал свою пе­дагогическую практику в Кремлевском архи­тектурном училище в Москве. Много любви и внимания вкладывал он в свою работу с учениками и скоро снискал уважение не только у них, но и у преподавателей. Поэтому никого не удивило назначение Быковского в 1836 году на должность первого директора это­го училища.

Эпоха капитализма выдвинула перед рус­ской архитектурой новые задачи. Быковский с увлечением разрабатывает проекты и задания па новые архитектурные темы: торговые соору­жения, пассажи и пр.

По заказу Голицына в 1835 году он разра­ботал проект первого в России пассажа с теат­ром. В этом проекте Быковский сумел найти повое интересное использование классических архитектурных форм и применил оригинальные для своего времени металлические конструк­ции перекрытий с верхним освещением. Систе­ма легких арок в нижнем ярусе внутри с чет­ким ритмом пилястр, как и легкий изысканный ордер во втором ярусе, отличаются хорошо найденными пропорциями. Искусно нарисован­ный и удачно расположенный легкий декор на затяжках ферм и по фризу второго яруса при­дает всей конструкции легкость и некоторую парадность.

Благодаря заслуженной популярности Бы­ковский имел значительное количество заказов от частных лиц и от церковно-приходских об­щин. В 1830-х гл. им осуществлены подмосков­ный ансамбль в имении Марфино, здание Мос­ковской биржи, странноприимный дом Горихвостова, торговые лавки, большой рынок на Болотной площади, ряд строений на даче Студенец, мещанское училище, земледельческая школа, дом Фон низина и другие.

Наряду с преобладанием классических тен­денций в творчестве Быковского этого периода, в некоторых его работах, как, например, в Мар­фине, он прибегает к стилизации форм готиче­ской и древнерусской московской архитектуры.

«Классика» Быковского не несет на себе пе­чати того канонического шаблона, против ко­торого в свое время выступали Н. В. Гоголь, поэт А. К — Толстой, критик В. В. Стасов и дру­гие. Это характерно для его церковных соору­жений в Вонлярове, Марфине, Никитском мо­настыре в Москве.

Новаторское отношение к классическим формам у Быковского особенно заметно в зда­ниях пассажа и биржи в Москве. Тем не менее в здании биржи имеет место некоторая несо­гласованность в пропорциях и масштабе архи­тектурных элементов. Так, тяжелые угловые арочные входы слабо увязаны с легким метал­лическим навесом соседней террасы и с мало­выразительным центром главного фасада. Од­нако принципиальные, новаторские тенденции Быковского и в этом здании заслуживают по­ложительной оценки.

В архитектуре здания странноприимного до­ма ясно заметно влияние Жилярди, но в ней проявились и черты самостоятельности зод­чего, стремящегося не к пассивному перепеву классических фронтонов, портиков и колонн, а к творческой стилизации русской классики.

В 1838 году сбылась мечта Быковского — поездка за границу. В Германии он познако­мился с архитекторами Л. Кленце и К. Шинкелем и их произведениями. Беседа с Шинкелем о классическом зодчестве произвела на Быков­ского большое впечатление. Неизгладимое впе­чатление оставили и памятники античного зод­чества, которые он внимательно осматривал в Италии. При непосредственном знакомстве с ними Быковский острее прочувствовал своеоб­разие русской архитектуры. Он еще более по­любил ее, и у него возникло страстное желание достичь того же уровня в русском искусстве, каким обладали зодчие древнего Рима, с тем, чтобы создавать столь же правдивые и прекрас­ные произведения на своей родине.