Если бы Собольщиков зарисовал или сфо­тографировал сбитые…

20

Если бы Собольщиков зарисовал или сфо­тографировал сбитые фризы боковых ризали­тов, мы могли бы, пользуясь сохранившимися рельефами лоджии, представить себе, а быть может и восстановить все многофигурные изоб­разительные фризы библиотеки.

Анализируя композицию рельефов лоджии, хотелось бы установить возможные источники, которыми пользовался или которые могли вдохновить творческую фантазию их исполни­теля — Демута-Малиновского. Прямых и опре­деленных указаний на использование им каких-либо произведений живописи или пластики — нет. Весьма вероятно, что скульптор, присту­пая к столь сложной композиционной задаче, искал аналогичные или подобные решения в творчестве классиков мирового искусства.

Среди шедевров классики имеется компози­ция, несомненно, повлиявшая на Демута-Мали­новского в период исканий и создания им скульптурного фриза библиотеки. Эта компо­зиция — знаменитая фреска Рафаэля «Афин­ская школа». При внимательном рассмотрении фрески, при сличении отдельных ее фигур с фигурами рельефов библиотеки невольно на­прашивается такой вывод.

Все действие монументальной картины Ра­фаэля развернуто в преддверии дворца или храма науки. На переднем плане перспективы, представляющей грандиозную анфиладу по­мещений, изображены различные группы. В глубине, в центре картины величественно вы­ступают две фигуры — Платон и Аристотель, представленные среди почтительно стоящих и слушающих их старцев, мужей и юношей. В этом же ряду — Сократ, его можно узнать по известному античному бюсту; вокруг него стоят его ученики и слушатели. Наряду с афинскими гражданами Рафаэль изобразил и известных деятелей: полководца Алкивиада (в доспехах) и историка и полководца Ксенофонта (стоя­щим подле Сократа).

На переднем плане, почти посредине кар­тины, в задумчивой и сосредоточенной позе сидит опирающийся на цоколь Гераклит Эфесский и пишет. Левее, ближе к углу картины — Пифагор, пишущий книгу. Он окружен неболь­шой группой, перед ним юноша, держащий чертеж, почтенный старец и араб, заглядываю­щие в книгу.

Далее, в самом углу фрески, среди неболь­шой группы у базы колонны стоит и читает книгу Демокрит. Подле философа изображен старик, держащий на руках ребенка. Эта сце­на, по-видимому, представляет обычай приво­дить к ученым и философам детей, дабы они определяли их способности и склонности к науке.

На ступенях, ниже Аристотеля, лежит Диоген. В правом углу картины размещена группа математиков. Выразительна нагнувшаяся фи­гура Архимеда: ученый чертит на доске, окру­женный последователями-учениками. В описа­нии «Афинской школы» Джорджо Вазари есть указание о том, что в лице Архимеда изобра­жен Браманте — знаменитый зодчий эпохи Возрождения. За группой Архимеда с глобу­сами в руках изображены астрономы: Птоломей и Зороастр. На самом краю картины Ра­фаэль изобразил себя рядом со своим учите­лем Перуджино.

Содержание фрески Рафаэля в значитель­ной степени раскрыто дополнением к главным лицам, характеризующим различные направ­ления философской мысли и науки, ряда групп и персонажей, состоящих из слушателей, уче­ников и последователей великих ученых. Это дополнение обогатило сюжетный замысел и пластическое построение фрески.

Несомненно, что содержание фрески и об­разы ученых античности, мыслителей, астроно­мов и теоретиков чисел, созданные Рафаэлем, не могли не повлиять на творчество Демута-Малиновского, ибо идея торжества и процвета­ния науки, столь ярко выраженная в «Афин­ской школе», должна была быть воплощена в скульптуре Публичной библиотеки.