Деталь фрески

15

Деталь фрески. Платон и Аристотель.

Связал ли Демут-Малиновский в единую неразрывную цепь фризы боковых выступов, заключенных в удлиненных нишах, или повто­рил отдельно сцены и группы и на боковых вы­ступах? Не имея изображений несохранившегося фриза, нельзя убедительно ответить на все эти вопросы, однако на основании доку­ментально проверенных фактов можно вы­сказать некоторые предположения.

Сопоставляя сроки изготовления рельефов (с начала июля до 29 октября 1829 года) с их объемом (длина 57,3 м при высоте в 1,42 м), приходится изумляться возможностям и мас­терству скульптора, сумевшего в столь неверо­ятно малый срок исполнить чрезвычайно тру­доемкую и сложнейшую горельефную компо­зицию.

Даже если предположить наличие у Демута-Малиновского опытных помощников, уче­ников и формовщиков (в контрактах и прие­мочных актах на работы об этом нет упомина­ния) и представить себе, что скульптор, будучи связан деловыми и дружескими отношениями с зодчим Росси и постоянно сотрудничая с ним, заранее получил приглашение для участия в работах по украшению библиотеки и заблаго­временно приступил к работе, еще до заключе­ния контракта, который являлся только офи­циальным актом закрепления заказа и дого­ворной суммы, все же срок изготовления релье­фов кажется непостижимо коротким. В чем же разгадка невероятных темпов работы Демута-Малиновского?

Необходимость выдержать поставленные контрактом короткие сроки и выполнить выгод­ный заказ с пользой для себя заставила Демута-Малиновского прибегнуть к необычному в творческой практике, но весьма «практичному» методу. Учитывая общую протяженность фриза почти в 60 метров, скульптор исполнил ряд групп согласно фасадным наметкам Росси и дополнил их эффектными сценами своей собст­венной композиции. Эти группы и сцены, отфор­мованные и размноженные в гипсе, им варьи­ровались и видоизменялись путем перестанов­ки одних и тех же фигур и групп. Так осущест­влены рельефы лоджии, которые, несомненно, являются составной частью скульптурной ком­позиции боковых ризалитов. Два документа, относящиеся к дополнительным скульптурным рельефам, сверх вышеупомянутых, убеждают в правоте и логичности высказанных предполо­жений, они же наглядно иллюстрируют «ско­ростные» методы Демута, примененные при из­готовлении фриза библиотеки.

Запрашивая разрешение на изготовление. рельефа торца новой пристройки, обращенного к театру, Оленин пишет: «Рассмотрев предло­жение г. архитектора Росси и сделанное мне вследствие оного представление г. архитектора Щедрина, я нашел, что барельеф во впадине с боковой стороны новой пристройки сделать ныне удобнее и выгоднее, нежели в будущем году, во-первых, потому, что теперь у Демута-Малиновского есть готовые для оного формы, которые трудно будет сберечь в надле­жащей целости до будущего года; во-вторых, что по сей самой причине г. Демуту-Малиновскому удобнее взять за сию работу ныне сходнейшую цену, нежели в будущем году: проси­мая им цена оказывается гораздо дешевле ут­вержденной вашей светлостью за таковую же работу в сем году».

Убедителен и другой документ, относящий­ся к рельефам старого здания.

Архитектор Щедрин пишет Оленину: «При переделке старого фасада императорской Пуб­личной библиотеки сделана была г. профессо­ром скульптуры Демутом-Малиновским скульп­турная работа, как значится в приложенной при сем особливой записке, за каковую причи­талось бы ему по сметной цене 2533 руб. 33 коп., но так как г. Демут употребил для сего частично старые формы, то он желает получить за оную только две тысячи двести рублей (2200)» Оба документа красноречиво говорят о при­менении Демутом старых готовых форм, по ко­торым были повторены дополнительные релье­фы фриза.