В искусствоведческой литературе все рель­ефы в лоджии Публичной…

24

В искусствоведческой литературе все рель­ефы в лоджии Публичной библиотеки при­нято считать аллегориями «науки». В действи­тельности в сохранившихся рельефах нет еди­ного и цельного содержания, различно и их ритмическое построение.

Рельефы с изображением античных муз со­гласуются с первоначальным идейным замыс­лом Росси. По атрибутам не трудно на них определить музу астрономии Уранию с небес­ным глобусом в руке, музу Трагедии Мельпо­мену с трагической маской в руках, покрови­тельницу лирической поэзии Эрато, играющую на цитре, музу красноречия и эпической поэзии Каллиопу, держащую свиток. Остальные фигу­ры, атрибуты которых неясно выражены или вовсе отсутствуют, вероятно изображают музу истории и эпоса Клио, музу комедии и лириче­ской поэзии Талию, а возможно, и других муз античной мифологии (Терпсихору — музу тан­цев и хорового пения, Полигимнию — музу песнопений или Евтерпу, олицетворяющую му­зыку).

Рельефы с изображением муз носят аллегорический характер: фигуры изображены в спо­койных и статичных позах. Рельефы с изобра­жением диспута в античных философских шко­лах и сценами поучения учеными, философами и поэтами своих сограждан и учеников суще­ственно отличаются от предыдущих.

Платон.

Еврипид.

Рельефы второй группы носят явно быто­вой характер. Над статуей Вергилия рельеф представляет живую группу, персонажи кото­рой отличаются правдивой и жизненной харак­теристикой. Скульптор изобразил почтенных старцев, юношей и воинов. Вся сцена передана в действии: в центре рельефа помещены юно­ши, склонившиеся над развернутым свитком, к ним примыкают «мужи». В тесно сплетенной группе «мужей и юношей» происходит, по-види­мому, какой-то горячий спор. Остро схвачены порывистость движений и молодой пыл и задор юношей, в противовес которым старцы изобра­жены спокойными и уверенными в своей пра­воте. Поодаль расположены замыкающие рельеф фигуры двух античных воинов, внима­тельно и настороженно прислушивающихся к спору. На этом же рельефе сосредоточена группа астрономов и математиков, рассматри­вающих глобус. «Спорящие и астрономы» рит­мично увязаны отдельно стоящей фигурой, ха­рактеристика которой не ясна. Все действую­щие лица сцены представлены в разнообраз­нейших движениях и поворотах: их лица и ти­паж индивидуализированы, с большим мастер­ством и знанием передана одежда. Весьма возможно, что на рельефе представлена сцена, изображающая конкретные исторические лица.