Другим неожиданным препятствием в ис­пользовании…

32

Другим неожиданным препятствием в ис­пользовании образцовых фасадов жилых до­мов явились неучтенные национально-религиоз­ные особенности населения и специфические природно-климатические условия жизни в раз­личных местах многонациональной страны.

Проект дома с торговыми рядами П. Г. Бога­тырева па Кромской площади в г. Орле. Составлен в Орле. 1811 г. (ЦГИАЛ, ф. 1286, он. 2, 1811 г., д. 207, л. 3, 4).

Эти препятствия выявились уже летом 1811 года, когда херсонский военный губерна­тор дюк де Ришелье сообщил о том, что в Бах­чисарае и других крымских городах татары убедительно просят, чтобы «полиция не при­нуждала их строить дома по конфирмованным планам и фасадам», чтобы «им была предо­ставлена свобода в сем случае следовать преж­нему обычаю и вере их», поскольку «магоме­танская религия возбраняет окна домов делать на улицу, дабы чрез оные не были видны их женщины»

Обстоятельства, связанные с религиозными особенностями крымских татар, были весьма серьезными. Противодействие религиозным тра­дициям могло озлобить население и привести к нежелательным, далеко идущим последствиям, поэтому император поручил Ришелье составить «фасады по образу религии», с обязательством представить их ему на утверждение. Это ре­шение поставило Ришелье в крайне затрудни­тельное положение. В связи с этим 12 июня 1812 года он писал: «Стоит посмотреть на та­тарские дворы, невозможно выдумать для них фасадов. Наружные стены двора составляют одно возвышение, сокрывающее всю внутрен­ность его», поэтому он считал невозможным составить какие-либо образцовые проекты фаса­дов. Так этот вопрос и остался нерешенным, и татары в крымских городах продолжали строить жилища по своим традициям, с глу­хими наружными стенами и помещениями, от­крытыми в замкнутые дворы.

Совершенно другие причины препятство­вали распространению типовых фасадов в Си­бири. Сибирский губернатор изложил эти при­чины в докладной записке от 14 ноября 1811 года, указывая, что из-за них приостано­вилось строительство жилых домов, «несмотря на необходимую надобность. В самых даже гу­бернских городах, в рассуждении небогатства сибирских граждан, не всяк может производить те строения, тем более, что нет почти в тамош­нем крае настоящих плотников и каменщиков, подобно внутренним губерниям. Уездные же города вовсе, можно сказать, не имеют масте­ровых.

Немалым препятствием построению домов по высочайше утвержденным фасадам в уезд­ных городах служит и то, что в них совсем нет архитекторов, землемеры же редко бывают на месте, а иные городничие вовсе не знают архи­тектуры.

Из всех же высочайше утвержденных фаса­дов есть приличнейший для небогатых жителей под № 47, но вышина комнат в 5 аршин и мера окон почти в сажень не соответствует сибир­ским морозам и сильным ветрам. Стекло там из России доставляемое чрезмерно дорого и по большей части окончины вставляются из выде­лываемых пузырей животных».

Руководствуясь всеми перечисленными при­чинами, сибирский губернатор просил разре­шить обитателям «производить строение домов, заборов и ворот по силе и возможности каж­дого, с соблюдением фасадов в таких токмо случаях, ежели желающий строиться сам про­сить будет позволения на постройку дома, со­образного фасаду из высочайше утвержден­ных».