Для полной регламентации частного строи­тельства…

2

Для полной регламентации частного строи­тельства в городах оставалось составить проек­ты фасадов оград, заборов и калиток. 18 ок­тября 1810 года Александр I поручил «соста­вить в Строительном комитете фасады заборам и воротам в дополнение к тем фасадам, кои для частных домов высочайше утверждены».

Вместе с тем возложил «таковое же сочинение фасадов на архитектора при Санкт-Петербург­ском военном губернаторе находящегося». Таким образом, к этой работе привлекались по линии Строительного комитета архитектор Л. И. Руска, уже искушенный в подобных де­лах, и архитектор В. П. Стасов, находившийся при Петербургском военном губернаторе и то­же имевший большую практику по роду своей работы в составлении проектов фасадов жи­лых домов. Каждый из них составил ряд про­ектов, направив их министру внутренних дел О. П. Козодавлеву. В декабре того же года Козодавлев представил эти проекты на утверж­дение императору, после чего препроводил их министру полиции А. Д. Балашову, указывая, что «е. и. в. благоугодно было повелеть мне, чтобы архитекторы Руска и Стасов, каждый особо, составили фасады заборам и воротам, в дополнение к тем фасадам, кои для частных домов высочайше утверждены. По распоряже­нию моему фасады сии изготовлены, одни статским советником Руска, а другие архитек­тором Стасовым, и я представил их на высо­чайшее усмотрение. Его величество, утвердив те и другие, изволил повелеть только переде­лать три из тех, кои составлены первым.

Поелику же фасады оные касаются до ча­стных строений, а дело о сем предмете состоит в ведомстве министерства полиции, то я и ис­просил высочайшее повеление о передаче их вашему превосходительству. Во исполнение оного, честь имею сообщить при сем 21 лист господина Руска и 18 листов архитектора Ста­сова».

Спустя полтора месяца, 28 февраля 1811 го­да, был заключен договор с А. Г. Ухтомским на гравирование 62 фасадов заборов и ворот в количестве 450 экземпляров. Наблюдение за гравированием было возложено на Стасова, который нашел фасады «выпечатанными пра­вильно и с оригинальными рисунками соглас­но». В июле 1811 года комплект этих черте­жей, названный: «Собрание фасадов е. и. в. высочайше апробованных для заборов и ворот к частным строениям в городах Российской им­перии», был разослан во все губернии с цирку­лярным распоряжением в форме узаконения обязательного впредь применения только этих фасадов по выбору застройщика и ежегодной отчетности о числе осуществленных строений того или иного типа. Если иметь в виду, что Козодавлев передал Балашову всего 39 фасадов, из которых 18 были исполнены Стасовым, а 21 — Руска, т. е. всего 42 чертежа, то очевидно, что за ян­варь и февраль были кем-то дополнительно исполнены 23 чертежа оград и ворот, вошед­шие в число 62 листов гравированного альбо­ма. Кто же их исполнил?

Из подлинных архивных документов ясно, что альбом фасадов заборов и ворот был гра­вирован Ухтомским только по чертежам Руска и Стасова; таким образом, дополнительные 23 листа мог исполнить лишь кто-либо из них. Анализ чертежей указанного альбома позво­ляет установить, что большинство оград, кроме 18, изображено с фрагментами фасадов домов, позаимствованными из второй части «Собра­ния», причем номер, проставленный в центре листа над воротами, отвечает номеру листа со­ответствующего фасада из этой части альбомов. Можно с уверенностью полагать, что эти чертежи выполнены тем же зодчим, кото­рый исполнял и фасады домов, т. е. Л. И. Ру­ска. Найденный ключ позволяет раскрыть кон­кретное авторство фасадов, заборов и ворот: так, с 1-го по 45-й лист чертежи сочинены Л. И. Руска, а с 46-го по 63-й — 18 фасадов В. П. Стасовым. Проектируя заборы и ворота, Руска изобразил части фасадов жилых домов, взятых только из второй части «Собрания», и не привлек ни одного образца из первой части. Это дает полное основание предполагать его авторство по второй части, в то время как пер­вая часть, тоже состоящая из 50 фасадов, оче­видно, была составлена В. И. Гесте. Это под­тверждает и своеобразие характеров фасадов обеих частей.