Полностью полагаясь на компетенцию В. И. Гесте, император…

31

Полностью полагаясь на компетенцию В. И. Гесте, император обычно одобрял его проекты, которые посылались на места в губер­нии со своеобразной оговоркой: «Высочайше поведено переделанный план препроводить к губернатору с тем, что государева воля есть его утвердить, но угодно наперед знать, не ока­жется ли какого к исполнению оного препят­ствия». Подобная формулировка являлась прямой рекомендацией губернаторам безогово­рочно согласиться с проектом, и чаще всего они восторженно отзывались о проекте, возвра­щали же его с незначительными замечаниями в тех случаях, когда выявлялись грубые несо­ответствия его с местоположением города. По­сле этого уточненный план конфирмовался и становился законом для дальнейшей застройки.

Положение В. И. Гесте было чрезвычайно ответственным. Как безусловный авторитет в области градостроительства, он должен был принимать на себя, без всяких экспертиз и консультаций окончательное решение судеб всех городов России. Естественно, что Гесте внимательно присматривался к первоначаль­ным предложениям с мест и, учитывая их, улуч­шал планировочную композицию города.

Следует привести несколько примеров ра­боты Гесте над составлением проектов город­ских планов. В литературе уже освещено его участие в составлении проектов Москвы после пожара 1812 года, Киева и Екатеринослава; поэтому здесь будут приведены сведения о проектировании других городов.

В 1811 году Гесте переделывал планы ряда городов, постудившие из губерний: Усмани, Екатеринослава, Шлиссельбурга, Макарьева, Ардатова, десяти уездных городов Казанской губернии, Спасска (Тамбовской губернии), Са­ратова и Покрова (Вятской губернии), Динабургской крепости (Двинска) и других.

Интересны замечания Гесте к плану Усмани, в которых выражено стремление придать этому городу красоту и уют. Гесте пишет: «… в большой площади, на которой имеются собор­ная и Казанская церкви, также вновь полагае­мые разные торговые лавки и публичные строе­ния; приходские площади могут быть огоро­жены и обсажены деревьями для гулянья.

Площадь же для ярмарки довольно про­сторна и в ней помещены магазейны для отда­ления от опасности, и украшения оной; через город протекают две маленькие речки с, овра­гами, которые назначены во внутренние квар­талы и будут служить приятным местом для садов. Где неудобно будет поставить строения, то может быть огорожено хорошим забором на улицу без всякого безобразия. В конце же го­рода внизу назначены кварталы, где могут быть заводы, гошпитали, острог и протчее. На представленном плане от тамошнего губерна­тора имеется в сем городе 679 дворов, а по но­вому моему плану назначено 835».

6 апреля 1816 года литовский военный гу­бернатор А. М. Римский-Корсаков представил план города Вильны, «дабы впредь никакой начальник города по произволу своему позво­лять не мог строение делать не в тех местах, которые на плане означены». Через несколько дней план Вильны был препровожден архитек­тору Гесте с указанием согласовать свои сооб­ражения с находившимся в то время в Петер­бурге Римским-Корсаковым. После встречи с ним Гесте все же нашел нужным выехать на место, поскольку «главная часть города вы­строена весьма тесно и безобразно, но по важ­ности каменного строения должна остаться без перемены, кроме расширения некоторых пло­щадей».