Между амфитеатром и наружными эвакуа­ционными лестницами или пандусами…

32

Между амфитеатром и наружными эвакуа­ционными лестницами или пандусами в замк­нутых трибунах из двух возможных путей, а именно: в пространстве под трибунами по поперечным и продольным проходам или тун­нелям и через верхнюю отметку трибун по верхней распределительной галерее — реко­мендуется второй. По наружным лестницам или пандусам наиболее целесообразным реше­нием эвакуации трибун большой вместимости является применение прямопоточных, пологих, перпендикулярно или радиально поставленных по отношению к трибунам лестниц или панду­сов, потоки зрителей с которых вливаются не­посредственно в дороги, ведущие к посадочным площадкам городского транспорта.

Безлестничная эвакуация по схемам Б и В влечет за собой настолько существен­ные недостатки в загрузке и разгрузке, что она не может быть рекомендована. Что касается схемы А, возможной для расположенных на естественном откосе трибун, то применение ее возражений не встречает.

В целях планомерной, удобной и безопас­ной эвакуации зрителей с территории стадио­на, а также для упорядочения доставки зритетелей до места жительства в пределах черты города необходимо: увеличить норму расстояния между ста­дионом большой вместимости и основными по­садочными площадками городского транспорта до 500-1000 м (вместо предлагаемых проек­том норм 200-750 м), так как более длинный путь даст возможность за счет разных скоро­стей движения отдельных групп зрителей рас­средоточить скопления их у посадочных пло­щадок; культивировать организацию мероприя­тий, задерживающих зрителей на территории стадиона после состязаний, например, допол­нительные «малые» зрелища на спортивной арене стадиона, аттракционы в спортивном парке и т. п.

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ АРХИТЕКТОРА АНДРЕЯ АНДРЕЕВИЧА ОЛЬ

27 августа 1958 года скончался на 76-м году жизни один из активнейших и старейших архи­текторов Ленинграда, доктор архитектуры Андрей Андреевич Оль. Вся деятельность этого большого художника-архитектора, строителя многих сооружений, поборника нового и прог­рессивного в любимой им области привлекала к себе всеобщее пристальное внимание и ува­жение.

Темпераментный, увлекающийся, тонко по­нимавший красоту и формы ее служения чело­веку, он не мог стоять в стороне от стреми­тельного бега нашего строительства, от поисков все новых и новых решений сложнейших архи­тектурных задач нашей эпохи.

Более 45 лет жизни Андрей Андреевич Оль отдал творческой, работе, из них свыше 30 лет он занимался научно-педагогической деятель­ностью.

Начало творческого пути А. А. Оль — пер­вое десятилетие нашего века — совпадает с временем все большего внимания к архитектур­ной классике, постепенного ослабления влия­ния модерна. Его детство прошло в художе­ственной среде, близко связанной с академиком живописи И. А. Гохом, дочь которого Мария Ивановна Гох — мать А. А. Оль, и профессо­ром батальной живописи Академии художеств А. И. Шарлеманем.

Круг интересов этих семей, уклад их жизни, даже стены квартир, увешанные эскизами ху­дожника П. Гонзаго, этюдами И. А. Гоха и А. И. Шарлеманя, барельефами Ф. П. Тол­стого, накладывали свой отпечаток на развитие мальчика. Отсюда берет начало склонность к рисованию, любовь к краске, кисти и каран­дашу.

В 1901 году А. А. Оль поступил в Институт гражданских инженеров и с жаром отдался архитектуре. В 1907 году им создано первое самостоятельное произведение — дача писа­теля Леонида Андреева в Райвола (ныне Рощино), разрушенная в годы войны. С первых же шагов молодой архитектор стремился ре­шить стоявшую перед ним задачу на основе учета окружающей природы, в данном слу­чае — в соответствии с северным пейзажем Карельского перешейка. А. А. Оль красноре­чиво выявил северный характер всего сооруже­ния и разработал эту тему до мельчайших де­талей внутренней отделки и мебели. И внут­реннее убранство тесно связалось с наружной архитектурой дачи.