Шекспировский Мемориальный театр

56

В новых театрах связь между зрителем и актером различна. Наиболее тесна эта связь при старом типе театра в Королевском театре в Бристоле, в то время как в Мемориальном театре в Стратфорде, в его первоначальном виде, и во многих других современных театрах осуществить это сближение не удалось. Бернард Майзл пишет, что современные архитекторы поставили перед актерами трудную проблему: «отделив актеров от зрителей на 20-30 футов, они заставляют их перекинуть мост через эту пропасть своими голосом и наружностью. Шекспировский Мемориальный театр в Стратфорде может служить великолепным образцом современного здания, выстроенного без всякого внимания к выразительным средствам актера и нарушающего все нам известные принципы общения между действующими лицами и зрительным залом». Аналогичные взгляды высказывались и другими. Режиссер Норман Маршалл также считает главным недостатком Мемориального театра разрыв в нем между сценой и зрительным «залом». «Это считалось бы серьезным недостатком любого театра», — пишет он, — «но этот недостаток становится вдвое более серьезным в театре, предназначенном для пьес Шекспира, которые разыгрывались на открытой площадке без сценического портала и каких-либо других барьеров между актером и зрителем». Следует отметить, что недостатки эти частично были устранены при расширении театра в 1950- 1951 гг., когда в зрительном зале был устроен просцениум, примыкающий к сцене. Я был там летом 1951 г. и могу заверить, что разрыв между актером и зрителем, когда действие происходит на просцениуме, уже так не чувствуется.

Выше уже отмечалось, что авторы проектов мюнхенского Художественного театра, выстроенного в 1908 г., и театра на Кельнской выставке 1914 г. стремились сблизить сцену со зрительным залом. М. Гавелик в своей книге о новом театре замечает, что проектировщики мюнхенского Художественного театра Фриц Эрлен и Макс Литтман «поставили главной своей целью архитектурой объединить актера и зрителя: представление происходит не только на сцене, но и в зрительном зале. Старая сцена превратилась в рудимент итальянской оперы. Раззолоченный портал сцены должен исчезнуть. Его должна заменить площадка, которую так хорошо знали Шекспир и Мольер, и тогда установится та интимность между актером и зрителем, то единство, которое оживит нашу драму. Через мистическую пропасть Вагнера надо перебросить мост».
В годы, предшествовавшие первой мировой войне, делались попытки пристраивать к сцене просцениум в целях большего приближения актеров к зрителям. Интересный опыт такого рода был проделан для постановок «Двенадцатой ночи» и «Зимней сказки» в лондонском театре Савой в 1912 г. режиссером Харли Гренвилль Баркер. Главные затруднения возникали при этом потому, что существующие театры не были приспособлены для таких опытов, и в результате пристройки просцениума ухудшалась видимость со многих мест зрительного зала. Зрительный зал театра
Савой был также недостаточно глубоким, а балкон его был слишком высок для экспериментов подобного рода. С задних рядов балкона был плохо виден просцениум, а с боковых мест лучше был виден просцениум, чем сама сцена.