Первый лондонский театр

32

В годы правления пуритан театральные представления в Англии были запрещены, что повлекло за собой забвение английской традиции. Когда театральные представления при Карле II возродились, образцом для новых английских театров стал итальянский театр Фарнезе в Парме, причем особенно сильным было влияние писавшего декорации для придворного театра в царствование Якова I — Иниго Джонса, того самого, который в английскую архитектуру ввел стиль итальянского ренессанса. Постановки Иниго Джонса были ближе к итальянскому, чем к Елизаветинскому театру, и предпочтение, которое отдавалось итальянским образцам, вопреки английской традиции, убило Елизаветинский театр окончательно.

Первым лондонским театром, выстроенным после реставрации Стюартов, был Друри Лейн, который оставался главным английским театром в течение многих лет. В 1672 г. он сгорел, и на его месте был выстроен по проекту Рена новый театр, открытый в 1674 г. Он был выстроен по новым итальянским образцам со сценическим порталом и сценой за ним, на которой происходило действие. Реи пытался сблизить актеров со зрителем, насколько это позволял новый тип театра, однако позднее расстояние между теми и другими было увеличено примерно на 3 м. Бернард Майлз писал о театре периода Реставрации следующее: «с великим Елизаветинским театром было покончено, и началось долгое и грустное отступление актера все дальше и дальше в глубину сцены, пока наконец, после введения рампы, он не был окончательно отрезан от зрителя и театр стал комбинацией двух отдельных помещений, в одном из которых сидели зрители, а в другом играли актеры, вместо единого помещения, объединяющего и тех, и других»
Кроме уже отмеченного удаления актера от зрителей, при современной сцене невозможен тот трехмерный эффект, который достигался при расположении зрителей с трех сторон вокруг актеров. Аргументы в пользу современной сцены сводились главным образом к тому, что при ней возможен натуралистический иллюзорный метод, при котором происходящее на сцене относится к особому миру, изолированному от зрителей. Вагнер, формулируя свои требования для байрейтского оперного театра, также стремился к этой изоляции и перенесению происходящего на сцене в другой мир, увеличивая размеры оркестровой ямы перед сценой.
В начале текущего столетия в некоторых кругах началась борьба против современного традиционного театра. Сторонники обновления театра пытались возродить связь между зрителями и актерами, существовавшую в величайшие эпохи истории драматургии в греческом и Елизаветинском театрах.
Одним из пионеров сближения сцены с зрительным залом был еще Гёте, составивший вместе с архитектором Клемеисом Кудрей проект нового театра в Веймаре. Но театр был выстроен по измененному проекту, не таким, каким его представлял себе Гёте.