Французские колористы Ф. и М. Кле считают, что существует…

132

Французские колористы Ф. и М. Кле считают, что существует определенная и созданной человеком средой. Эту взаимосвязь следует выявить и осознать, чтобы построить градостроительную систему полихромии, своего рода «плазму», связывающую различные визуальные элементы города. Полихромия в их понимании объединяет различные компоненты природного ландшафта и архитектурных форм.

Методика Кле во многом сходна с методикой Ланкло, но ее последняя стадия уже выходит из предпроектных исследований и фактически принадлежит градостроительному проектированию на стадии генерального плана. Работа проводится в три этапа. Первый этап — анализ существующей цветовой среды природного ландшафта, проводящийся в течение годового цикла: состояние неба и водных поверхностей, растительности, цветущих растений, минералов, фасадных поверхностей зданий. Второй этап — определение палитры, третий — составление цветовой карты города с указанием расположения основных цветовых масс по районам застройки.

Ф. и М. Кле выполнили значительное число исследований природной полихромии районов Франции, Гаити, Гваделупы, Сингапура. Обширный географический охват объектов позволил им острее почувствовать цветовую специфику природных ландшафтов. Их наиболее известные работы во Франции — определение хроматических составляющих в районах строительства городов Лилль-Эст и Рив-де-л’Етан-де-Берр. Осознание природного цветового контекста позволило сформулировать цветовые концепции проектируемых городов.

Работы Ж. Ф. Ланкло и Ф. и М. Кле вызывают дискуссию. Крупнейший французский колорист Ж. Филласье считал, что их исследования полихромии ландшафтов и некоторые другие попытки изучения цвета окружающей среды были очень полезными, так как современная строительная индустрия, опирающаяся на «суровую логику аналогии», смогла определить для каждого района некоторое число региональных цветов, придающих ему неестественное лицо. О дна ко Филласье справедливо указал на то, что попытки ограничить цветовую палитру новых построек рядом определенных цветов противоречит идее эволюции цветовой среды. Он расценил эту попытку как обрекающую творческое начало на вымирание, лишающую возможности создавать новые материалы, т. е. тормозящую развитие визуальной среды этих регионов. Цветовые интерпретации архитектуры по аналогии с природой достаточно обоснованы и в большинстве случаев очень полезны. Они позволяют избежать действий частных владельцев, не желающих считаться с реальным окружением. Но эти методики не могут преподноситься как единственные, и в этом трудно не согласиться с Филласье, потому что воплощение в жизнь нового понимания цвета, вызванного требованиями общественного развития, достижениями цветовой культуры, развитием архитектуры,— необходимое условие формирования гармоничной цветовой среды.

Обратим внимание на эволюцию отношения человека к природной полихромии. Далеко не всегда строитель стремился воплотить природное цветовое начало в своем произведении. Природное многоцветие служило фоном, на котором разыгрывалась подчеркнуто искусственная архитектурная полихромия, как результат творческого процесса.

В наше время соотношение естественного и искусственного решительно изменилось в сторону преобладания искусственного. Человек уже достаточно убедительно доказал свое «превосходство» над природой, чреватое необратимыми изменениями: серобетонные ландшафты вытесняют природный мир, в том числе — его многоцветие.

Невозможно остановить поиск новых цветовых гармоний. Эта творческая линия должна развиваться, но с точки зрения целостности природы и архитектуры — как единственно приемлемой формы их сосуществования. Это говорит о необходимости сохранения природных ценностей и поиска гармонического баланса естественного и искусственного.