Кремль и оборонительные укрепления — крупнейшие…

1

Кремль и оборонительные укрепления — крупнейшие цветоносители города — задали центрическую структуру его полихромии. Белизна кремлевских соборов оттенялась темно-красной массой стен’Кремля и Китай-города, затем эта же тема по-новому интерпретировалась в стенах и башнях Белого города и, наконец, глухим эхом оттенков дерева откликалась в стенах Скородома. Угасающее волновое движение цвета от Кремля к периферии города вновь оживилось в россыпи монастырей, далеко «пропадали» для города. Крупные очаги полихромии кремлей и монастырей Москвы и других русских городов этого времени не подкреплялись цветовым аккомпанементом жилых построек, не развивались в полихромии улиц и площадей.

Москва все еще оставалась деревянным городом, за исключением центральной части, оборонительных стен, церквей и небольшого числа каменных палат. Преобладание дерева придавало городу серый колорит.

После пожаров, унесших деревянную вышедших за деревянные стены города с стену и многие деревянные здания, южной и восточной сторон и воспроизводивших ранние стадии полихромии были насыпаны земляные валы. Москва была восстановлена.

Территория Москвы еще не подчинялась планомерной застройке. Владения бояр, купцов и жилье ремесленников чередовались с садами и пустырями, поэтому цветистость города еще не могла превратиться в стройную систему. Шло накопление опыта и приемов использования архитектурной полихромии. За пределами города возникла крупная царская резиденция — деревянный дворец в Коломенском, который был богато украшен золотом и расцвечен.

Рассмотрим «под увеличительным стеклом» полихромию Покровского собора — уникального явления русской архитектуры как одну из клеточек цветовой ткани города. Здание играло особую роль в ансамбле центра Москвы. Оно было сооружено не в Кремле, а вынесено на центральную площадь, куда сходилась система радиальных улиц, что позволило храму заметно влиять на полихромию важнейшей части города.

Собор был построен из кирпича и белого камня и украшен цветными изразцами и росписями. Скромный интерьер храма контрастировал с его живописной внешней скульптурностью. Новая форма, отличная от распространенной в то время статической формы соборов, вылилась в композицию из центро-устремленных церквей, выражавшую идею единения Русского государства. Позднее в результате достроек отдельные церкви объединились в цельный объем с различными главами.

После постройки кирпичная кладка собора была обмазана известковой штукатуркой, покрашенной краской на основе толченого кирпича, на красной поверхности имитирована кирпичная кладка, цоколь и отдельные детали выполнены в белом камне, восьмигранные купола и вся кровля — из белого луженого железа. Полихромия собора определялась оттенками строительных материалов и сводилась к красно-белому двуцветию.

М. Кудрявцев считает, что после московского пожара 2595 г. у собора появились новые главы, а затем все они стали витыми или многогранными, кроме центральной. Их было до 25, включая небольшие главки вокруг центрального шатра и куполов других церквей. В XVII в. они были позолочены. Уникальное золотое многоглавие создавало эффект светоносности всего сооружения. Особенно выигрывал от рефлексов окружающих куполов центральный объем собора. Золотом были отмечены и отдельные его детали — спирали ребер шатров, кровля над многочисленными кокошниками под главами и карнизами.