АРХИТЕКТУРА КАНАДЫ

96

XIX и начало XX в. были важным периодом в истории Канады. Тогда были заложены основы канадского государства, началось формирование особенностей политического и экономического строя страны, ее культуры, произошли события, определившие последующую судьбу Канады.

Восстание 1837 г., направленное против английского владычества, хотя и было подавлено, не Дрошло бесследно. Напуганные его размахом власти метрополии вынуждены были пойти на уступки. В 1867 г. Канада — первая из британских колоний — получила права доминиона.

С 40—50-х гг. XIX в. в Канаде начинается быстрое развитие капитализма. Первоначальный его этап был непосредственно связан с освоением западных областей страны и превращением глухой некогда окраины британской империи в житницу Европы. В середине прошлого столетия крупнейшим экспортером пшеницы была Россия. Но Крымская война нарушила традиционные экономические связи. Вывоз зерна из России резко сократился и, как следствие этого, на мировом рынке спрос на него заметно увеличился. Этой благоприятной конъюнктурой воспользовались канадские производители пшеницы.

Колонизация прерий, где стало налаживаться товарное производство зерна, была грандиозным, хорошо организованным капиталистическим предприятием. Освоение необозримых степных просторов не представлялось возможным без хороших путей сообщения. Оно вызвало к жизни интенсивное железнодорожное строительство: две трансконтинентальные магистрали прорезали страну от океана до океана. Формирование нового экономического района сопровождалось крупными гидротехническими работами по орошению и мелиорации земель. К’ концу XIX в. вдоль новых трасс выросли десятки городов, сотни поселений, были созданы тысячи крупных фермерских хозяйств. В 1890—1910 гг. производство зерна на экспорт приобрело характер экономического бума. Именно в этот период существенно изменился и облик «молодой» капиталистической страны, вышедшей по темпам развития на одно из первых мест в мире.

Своеобразие канадской архитектуры рассматриваемого периода во многом обязано процессам, протекавшим в экономике страны. Капиталистические отношения создавались здесь фактически на пустом месте, серьезного препятствия их развитию в виде пережитков феодализма не существовало. Поэтому, хотя Канада вплоть до второй мировой войны оставалась аграрной страной, в ее строительстве уже в XIX в. большое значение приобрели инженерные сооружения — железные дороги, мосты, крупные складские постройки (типа элеваторов), гидротехнические сооружения. По размаху подобного строительства и его технической оснащенности Канада не уступала передовым странам Европы.

Несмотря на то, что в сооружениях, строительство которых было связано с новой организацией работ, новыми строительными материалами и функциональными потребностями, уже можно было заметить многое из того, что затем повлияло на развитие новой архитектуры, — широкие слои населения страны отказывались видеть в этих сооружениях архитектурно-художественные ценности, которые связывались в представлении людей с традиционной европейской архитектурой. И чем эфемерней были эти связи, тем более недавние выходцы из Европы стремились подчеркнуть их преемственность, тем более ревниво следили за тем, чтобы не отстать от «стиля» архитектуры покинутых ими стран.

На рубеже XIX—XX вв. приток эмигрантов из Европы достигает апогея. К выходцам из Англии и Франции, составлявшим прежде основной контингент приезжих, добавились немцы, украинцы, поляки, чехи. Все они стремились создать на новых землях некое подобие оставленной родины— в этом одна из причин широкого распространения стилизации и эклектики в архитектуре Канады XIX — начала XX вв. Казалось бы, молодая страна, свободная от пут прошлого и традиций, должна была особенно чутко реагировать на все новое. Однако отсутствие пережитков феодализма дало могучий импульс развитию Канады в основном в экономической и технической областях. В сфере же духовной, в том числе и в эстетической, здесь значительно дольше, чем в странах «старой» Европы, сохраняются традиционные формы. И традиционность эта во многом была программной, сознательно сохраняемой и даже культивируемой.

Подобная двойственность характерна для канадской архитектуры на всем протяжении рассматриваемого периода. Чуткость ко всему новому в области строительной техники, организации и технологии строительства, в инженерных и чисто утилитарных постройках уживалась с консерватизмом эстетических идеалов.

Таким образом, эклектика, вообще характерная для мировой архитектуры середины и второй половины XIX в., в Канаде оказалась особенно живучей и господствовала там вплоть до 40-х гг. текущего столетия. Она стала первой, общей для всей страны, архитектурной системой. Установление более тесных экономических связей между отдельными районами Канады благоприятствовало созданию общих черт архитектуры рассматриваемого периода.

Канадские историки искусства и архитектуры называют ее викторианской по имени английской королевы Виктории, на время долгого царствования которой приходится развитие эклектики и подражания историческим стилям прошлого. И хотя в Англии это название вышло из употребления, оно сохранилось в Канаде, что подчеркивает и косвенно характеризует зависимость ее зодчества от метрополии, его консерватизм и приверженность традициям. Несмотря на то, что культура бывшей французской Канады тяготела преимущественно к французским традициям, английской— к британским, а в архитектуре степных провинций особенно резко бросались в глаза контрасты между утилитаризмом промышленно-хозяйственного строительства и репрезентативной парадностью общественных зданий, однако теперь это были уже различия в пределах единой архитектуры.

Период господства эклектики в Канаде был чрезвычайно длителен. Он охватил целое столетие — с 1830 по 1930 г. Этот период можно разделить на три этапа.

Первый этап охватывает 1830—1850 гг. Он характеризуется возрождением традиций готической архитектуры. Зодчество в это время находит наиболее яркое воплощение в культовых постройках, в которых, однако, еще сохраняется унаследованная от классицизма строгость и уравновешенность композиции, простота, сдержанность.

Второй этап — 1850—1890 гг. — время расцвета эклектизма и время создания пышных, помпезных сооружений. В эти годы произошли два важнейших события в истории Канады — получение ею прав доминиона и освоение прерий на западе страны, что оказало большое влияние на развитие архитектуры. Это нашло отражение в интенсивном росте новых городов в степных провинциях, особенно в 70—90-е годы.

В области градостроительных приемов вторая половина XIX в. не дала ничего принципиально нового. Города продолжали застраиваться по обычной прямоугольной сетке. Известная упорядоченность в разбивке уличной сети по-прежнему уживалась со стихийностью размещения зданий на территории города и стихийной застройкой частных участков.

Тем не менее планировка городов Канады XIX — начала XX вв. имела свои особенности. Во-первых, в них отсутствовала характерная для Европы плотная капитальная средневековая застройка, стиснутая кольцом крепостных стен. Канадские города привольно раскинулись на больших территориях. Обилие неосвоенных земель и безбрежные просторы прерий сказались на характере планировки и общем облике городов Канады. В них много зелени, парков. Высота жилой застройки как старых городов, возникших в предшествующий период, так’и новых (даже столиц западных провинций — Виннипега, Виктории; Ванкувера, Рейджайны, Эдмонтона и т. д.), возникших в качестве перевалочных пунктов на местах пересечения водных, железных и шоссейных дорог, редко превышала 1—2 этажа. Города состояли в основном из 2-этажных одноквартирных или блокированных деревянных домов. Только к исходу XIX столетия и особенно в первые годы нашего века в крупных городах появляются первые многоэтажные и многоквартирные близкие по характеру европейским доходные дома, а в Монреале и Торонто под влиянием южного соседа Канады — США возводятся первые небоскребы — здания контор и банков.

Значительное влияние на развитие канадской архитектуры второй половины XIX в. оказала деятельность акционерных компаний по строительству железных дорог и прежде всего Общества Канадской Тихоокеанской железной дороги. Владея 21 600 км железнодорожных путей, 60 пароходами, 16 гостиницами в главных городах, общество было крайне заинтересовано в освоении пустынных степей. Деятельность этой и других акционерных компаний далеко не ограничивалась проведением дорог. По сути дела они превратились в колонизационные общества по заселению прерий. Благодаря их мелиоративным работам были орошены многие сотни тысяч гектаров целины, возведены железобетонные плотины, налажено массовое производство сборных деревянных фермерских и городских домов. Дома привозились на место строительства в разобранном виде и в короткий срок собирались. Типовыми экономичными сборными домами застраивались и новые города, и сельские усадьбы в прериях.

Вторая особенность архитектуры Канады второго этапа — интенсивное строительство административных и общественных зданий — сохраняет свое значение и на рубеже XIX—XX столетий. Одно за другим возводятся здания парламентов, муниципалитетов, дворцов правосудия, университетов, выглядевшие особенно монументально и грандиозно на фоне скромной, непритязательной, часто стандартной малоэтажной жилой застройки.

Размах государственного и муниципального строительства был связан с получением Канадой прав доминиона и возникшей в связи с этим потребностью в большом количестве сооружений, обслуживающих органы государственного и местного управления и другие нужды буржуазной демократии.