Японский колорист Р. Сигэта

54

Мы убедились, что многоцветие природы находит выражение в цветовой среде города. В крупных городах оно преобладает в новых районах, в то время как историческое ядро обычно сохраняет собственную цветовую линию. В то же время цвета окружающего природного ландшафта целиком пронизывают небольшой город, цветовая среда которого затем может дополниться искусственными компонентами.
Японский колорист Р. Сигэта по заданию Центра цветового планирования предпринял исследование естественных цветов Окинавы для выработки рекомендаций по окраске зданий, строящихся на острове. Окинава окружена морем, его всеокрашивающий меняющийся жемчужно-зеленый фон ярко индивидуален. В процессе исследования были собраны образцы растительности, морского песка и почвы, обломки скал, куски черепицы, дерева, даже обрывки рыбацких сетей, сделаны натурные этюды и в результате составлены таблицы естественных цветов.

При выработке концепции важную роль сыграл чувственный опыт: исследователей поразил, например, характерный блестящий цвет ананасовых листьев, пепельно-синий или пепельно-зеленый, меняющийся в зависимости от света. По мнению Сигэты, эти цвета, а также цвет земли и моря — символические цвета Окинавы. Исследование выявило около 200 природных цветов, которые составили целостное впечатление о цветовой среде острова. Однако оказалось, что эта совокупность цветов недостаточно структурна, поэтому в шкалах цветовых образцов был выделен пояс цветов естественных материалов и искусственных цветов окраски. Так в архитектуре острова появились новые цвета на основе естественных.

Противопоставление природному окружению

Цветовое противоречие между целыми городами и окружающим ландшафтом встречается неизмеримо чаще, чем согласованность. Прежде всего оно вызвано непониманием целостности окружающей человека среды. Массовая индустриальная застройка почти всегда глуха к природному многоцветию, и чем крупнее массив, тем острее его противоречие с природной полихромией, особенно усиливающееся в новых городах, почти целиком формируемых такой застройкой. Монохромная бетонная среда становится для горожан нормой, при этом у них не возникает стремления к цветовому преобразованию. Отсутствие памятников архитектуры лишает окружающую застройку цветовой реакции.
Цветовой антагонизм архитектуры и природы вызван, конечно, и чисто экономическими причинами. Решение проблемы жилья, предпринятое в последние десятилетия, было сопряжено с игнорированием художественно-эстетических аспектов архитектуры, в особенности в районах новостроек. Требуется тщательнее взвесить этот опыт, определяя социальный эффект нового жилья, новой среды города и пересмотреть аргумент экономии на решении художественно-эстетических вопросов, в том числе средствами цвета.
В современной ситуации резко изменились условия для контрастного противопоставления полихромии города природному цветовому окружению — эффективного приема гармонизации искусственной и естественной среды. Замечательный пример контраста — белокаменная Москва XVII в. в лесном окружении. Инфляция белого цвета в новых районах города 60—70-х годов — пример несостоявшегося контраста. Распространить доминирующий цвет на массы застройки, вероятно, можно лишь в определенных пределах. Крупнейшие города требуют полихромной разработки, особенно в широтах, где природа переживает значительные сезонные цветовые изменения.