Здание Баухауза. Веймар

100

Авторы реконструкции архитектурной полихромии Веймара выполнили проекты цветовой реконструкции для небольших городов Бланкенхейн, Бад-Берке и Кранихфельд. Особенность проектов состоит в том, что в них было учтено современное цветовое восприятие жителей города. Авторы считают, что невозможно работать над цветом города в отрыве от его живого видения.
Кранихфельд — маленький городок с двухэтажной застройкой, крытой красной черепицей, расположенный в долине и окруженный зелеными склонами гор. Наиболее важные здания находятся в середине центральной улицы длиной не более километра. Среди них нет зданий большой художественно-исторической ценности. Это оштукатуренные фахверковые постройки, украшенные лепными наличниками, с тамбурами, воротами и т. д.

Здание Баухауза. Веймар
Здание Баухауза. Веймар

С 1977 г. в Кранихфельде ведется комплексная модернизация городского центра. Важно было не только воспроизводить исторические цвета, но и вводить новые. В этой работе оказали помощь домовладельцы, жители и представители местных властей. Перед встречей с горожанами у колористов не было какого-либо плана. А после нее определилось, что существующие цветные фасады станут опорными в плане, что окрашивать будут лишь штукатурные фасады, что необходимо использовать моющиеся краски. Эти положения легли в основу . цветовой концепции Кранихфельда, которая была одобрена общим собранием жителей.
В концепции были зафиксированы следующие пункты: доминирующий цвет зеленый; фасады, выходящие на улицу, окрашиваются в средние тона; белый цвет резервируется за общественными учреждениями; места общения населения на центральной улице выделяются цветовыми контрастами; наличники на слуховых окнах, желобы и водосточные трубы окрашиваются в темные тона, оконные наличники — в белый; окраска стены и деталей создает отчетливый светлотный контраст. Эта фаза проекта в технике цветной аппликации была нанесена на чертеж плана в масштабе 1:500, который стал предметом второго обсуждения. На нем жители убедились, что их опасения относительно того, что «художники из Веймара хотят изуродовать город», напрасны. Руководящий план был принят, а по нему подготовлены паспорта окраски.
Окраска первого дома в темно-зеленый цвет вызвала взрыв негодования у населения: непривычные темные насыщенные цвета на плане выглядели гораздо безобиднее. К счастью, этот цвет понравился владелице дома, и она дала решительный отпор настроенным критически. Постепенно становилось ясно, что предложенный план давал возможность значительно улучшить облик города. Самое главное, что проект не был догмой и в него постоянно вносились изменения.
Через два года на фасадах не было заметно никаких признаков повреждения. Грязь и пыль не ухудшили общей полихромии, так как их действие было учтено заранее. Население было довольно результатом и требовало доведения цветовой реконструкции до конца. Светлотный контраст стен и наличников окон помог объединить уличные пространства, включающие неожиданные цвета или пластическую отделку. Той же цели служила окраска в темный цвет наличников слуховых окон. Эти темы проходят сквозь индивидуальные решения и становятся «графической рамкой» многоцветия улицы.
Программа и импровизация отразили две линии участников процесса — колористов и жителей города. Общие усилия привели к поучительному результату. С одной стороны, население получило возможность высказать свои пожелания, хотя при этом должно было уметь сформулировать свои цветовые предпочтения, стремиться к пониманию концепции профессионалов. С другой — колористы обязаны прислушаться к мнению населения, максимально учесть его, разъясняя основу своей программы. Сотрудничество двух сторон — перспективный путь построения цветовой среды города.