Представление о несохранившихся памятниках античной архитектуры…

32

Представление о несохранившихся памятниках античной архитектуры основывалось на данных Витру­вия до тех пор, пока серьезно поставленные раскопки нового времени не подвели настоящей научной базы под изучение античной архитектуры.

Первые труды состояли, главным образом, из тек­стовой части историко-описательного характера, со сла­быми попытками ее иллюстрировать рисунками с на­туры и чертежами обмерного характера. Эти первые чертежи представляют собой полуперспективы — полуортогонали, часто с совмещением планов, разрезов и фасадов и являются попытками перейти от изображе­ний архитектурных сооружений в рисунке к изображе­нию их в чертеже. В течение всего XVI века происхо­дит работа над способом изображения архитектурных памятников в книге, и эти поиски явились, видимо, при­чиной плохого качества архитектурных книжных иллю­страций как по рисунку, так и но гравировке, хотя гравировальное искусство находилось в то время на высоком уровне. Чертежи и рисунки в первых архи­тектурных изданиях, неумелые и искажающие пропор­ции памятников, обычно репродуцированы гравюрой на дереве, грубыми штрихами, с плохой прорисовкой дета­лей; размеры и масштабы часто отсутствуют. Памят­ники представляются в реставрации в характере совре­менной авторам архитектуры. В текстах много невер­ных сведений, неправильно прочтенных надписей и на­званий; эти заблуждения передаются одним автором другому и надолго укореняются. Но они содержат также много ценных описаний античных сооружений, впоследствии разрушенных.

Самым значительным трудом второй половины XV века являются, несомненно, «Десять книг о зодче­стве» Леона Баттиста Альберти (1404-1472), осново­положника теории архитектуры, талантливого архитек­тора и одного из самых образованных людей своего времени. «Десять книг о зодчестве», написанные около 1450 года, вышли в свет на латинском языке в 1485 го­ду. Труд Альберти, не уступавший в течение XVI сто­летия по популярности трактату Витрувия, в 1550 году был переведен на итальянский язык флорентийцем Козимо Бартоли; ему же принадлежат и чертежи, так как подлинные чертежи Альберти не сохранились.

Альберти, на основе изученного им античного на­следия, попытался теоретически осмыслить весь нако­пившийся до пего архитектурный опыт. Несомненно, что он производил обмеры памятников, о чем свиде­тельствуют многие его замечания и созданная им си­стема ордеров. Весь его труд пронизан страстным увле­чением античностью, настолько сильным, что часто трудно разграничить его описания античных сооруже­ний от его соображений относительно современного строительства. Свой метод исследования Альберти ха­рактеризует следующим образом: «Не было нигде ни одного хоть сколько-нибудь прославленного произведе­ния древних, в котором я не стал бы тотчас доиски­ваться, нельзя ли чему научиться. Я никогда не про­пускал случая испытывать, рассматривать, измерять, зарисовывать, дабы все, что кто-либо привнес умом или искусством, охватить и постичь». «И я одобряю, когда в сооружениях с новыми изобретениями будут соче­таться превосходнейшие правила древних и, наоборот, с древними правилами — новые достижения ума».