Название Петергольм к середине XIX века уже было забыто

48

Название Петергольм к середине XIX века уже было забыто. Воспоминание о нем сохра­нилось только в наименовании Петергольмской улицы в Риге. Впоследствии усадьба стала на­зываться Первым царским садом.

Предание говорит, что Петр сам нарисовал план этой резиденции и велел построить в ней большое деревянное здание с двумя флигелями, обращенное фасадом к Даугаве. Петр I всегда принимал активное участие во всех намечае­мых им строительных работах. Поэтому впол­не возможно его личное участие и в строитель­стве Петергольма. Однако самый проект ан­самбля принадлежит не ему. Петергольм слу­жит очень интересным примером использова­ния типовых или, как их тогда называли, об­разцовых чертежей. Известно, какое важное ре­гулирующее значение имели образцовые чертежи Д. Трезиии. Настольным пособием паркостроителей петровского времени была изданная в то время и известная в России книга Леблона и Даржанвиля «Теория и практика садовод­ства», в которой приводился ряд примеров ком­позиции дворцово-парковых ансамблей для различных природных условий и размеров уча­стков. Один из таких образцов послужил от­части примером для композиции Петергольма. Весь участок за поперечным каналом доволь­но близко повторял одну из композиций Леблона.

Сад Виестура (б. Петергольм) в Риге. Главная аллея. Фото с натуры. 1954 г.

Планы и фасад служебного здания в Петергольме. Обмер М. Шонса. 1798-1799 гг.

Однако постановка дворца и размещение партера являются оригинальными. Таким обра­зом, при реальном строительстве образцовые проекты приспосабливались к природным усло­виям места, что приводило зачастую к новым решениям. Типовые (образцовые) проекты име­ли, однако, то положительное значение, что на­правляли творческую мысль рядовых мастеров на путь использования примеров, принадлежав­ших лучшим архитекторам.

План усадьбы типичен для петровского вре­мени. Дворец поставлен у самого берега Дау­гавы на широкой видовой террасе подобно то­му, как расположены дворцы в Монплезире и в Дубках. Расположение партера в Петерголь­ме, однако, менее удачно. Он ориентирован уз­кой стороной на центральную перспективу, что снижает эффект со стороны дворца. Сад раз­делен прудом, за которым начинается совер­шенно самостоятельная композиция, мало свя­занная с придворцовой частью. Впоследствии по оси центральной аллеи через пруд был устроен переход. Сад отделялся длинным кана­лом от служебных построек и огорода. Гордо­стью усадьбы были ее прекрасные аллеи. В саду росло много голландских лип. Ароматные цветы украшали партер перед дворцом; внутри боскетов росли, так же как и в садах Петербур­га, плодовые деревья.

По мнению Капаклиса, Первый царский сад был только небольшим участком, оставшимся от бывшего здесь в петровское время громад­ного паркового массива, теперь бесследно ис­чезнувшего. Однако, по аналогии с садами Пе­тербурга, имевшими сравнительно небольшие размеры, и по законченному характеру компо­зиции Петергольма, следует прийти к выводу, что это предположение неправильна Первый царский сад представлял собой вполне закон­ченную архитектурную композицию с дворцом, расположенным по центральной оси участка. А. Капаклис ссылается на большое количество посадочного материала, выписанного для сада, но не следует забывать, что для устройства зе­леных шпалер требовалось гораздо большее ко­личество деревьев, чем для обычных посадок в современных садах, так как их сажали на очень близком расстоянии, не более 0,5-1 м друг от друга.